Калинин: В эти тяжелые дни меня поддержали люди - телефон просто разрывается от звонков

Интервью с опальным депутатом Закдумы Хабаровского края на самые острые темы
Егор Калинин. Фото: Ко Виктория, ИА AmurMedia

Как живет сейчас и что думает по поводу цепи произошедших с ним больших и малых бед самый молодой депутат Закдумы Хабаровского края? Своими мыслями о том, в чем корень всех его бед, в интервью корр. ИА AmurMedia поделился лишенный партийного билета и временно свободы передвижений, но упорно стоящий на своем депутат Закдумы Егор Калинин

— Егор Андреевич, хочется получить от вас ясный, внятный комментарий, исключающий неоднозначное толкование. Начну с того, что о вас говорилось. Сначала, что вы под арестом, потом, что под подпиской о невыезде, а затем — под подпиской о невыезде и уголовным преследованием. А уголовное дело связано с делом директора Корфовского каменного карьера Левина, которому, по неподтвержденным данным, инкриниминируется попытка подкупа членов конкурсной комиссии по отбору кандидатов на должность главы Хабаровского района. Что из этого правда?

— Есть такая вещь, которая называется тайна следствия и связанное с ней неразглашение информации. Подписка о невыезде — это правда. Я с прошлой пятницы под подпиской о невыезде.

— Надолго?

— Как следствие пойдет. Когда все это закончится, а я надеюсь, что это все закончится в этом году, я с большим удовольствием расскажу вашему изданию, что и как было, всю правду, как она есть: причины, мотивы. А пока не могу. Сейчас любая моя формулировка может быть истолкована против меня. Я больше скажу — именно благодаря моей скрытности я сейчас и нахожусь на работе, а не где-то в другом месте.

— Один вопрос только: а возбуждение уголовного дела — это тоже правда?

— Да. По какой именно статье, не скажу, но, поверьте, не по той, о которой говорили. Не взятка и не экстремизм.

— Но это связано с делом Левина?

— Это связано с выборами в Хабаровском районе.

— Кстати говоря, подписка о невыезде сильно поломала ваши личные планы? Может, куда-то собирались съездить: по стране или за рубеж?

— Ничего приятного в подписке о невыезде, конечно, нет, но не это главное. Самое главное — это тень, которая падает на мою репутацию. Тень потом уйдет, но пока она есть, это очень нехорошо.

— Хорошо, давайте перейдем от этого вопроса к другому, тоже не самому приятному и тоже требующему досказанности — исключению из рядов "Единой России". Вы его ожидали?

— Вообще-то два этих вопроса связаны. Хочу сразу разъяснить, на заседание президиума регполитсовета, где решался вопрос о моем исключении, я не пошел не потому, что боялся. Мол, я такой плохой, и поэтому боюсь разоблачений, боюсь глядеть людям в глаза. Я никого не боюсь, и они прекрасно это знают. Если бы я кого-то боялся, то сидел бы тихо, и вопросов ко мне бы не было. А из-за того, что у меня есть своя собственная позиция, происходят, скажем так, шероховатости, которые мне приходится сглаживать самому. И никто в этом мне не поможет.

Заявляю как есть: на президиум я не мог приехать, потому что там были люди, к которым я не могу подходить, не могу находиться в одном помещении. Это все запрещено мне в рамках расследуемого уголовного дела.

— Вот как! А на заседании президиума говорили, что вы отказались приезжать, так как не видите в этом смысла, ибо исход предрешен.

— Это тоже правда. Верно и то и другое на самом деле. Но вот, что меня поразило в коллегах, так это их удивление по поводу того, что меня исключили из партии, мол, они-то все говорили, что я такой молодец, активно веду проекты. Я дивлюсь: коли я такой молодец, как же все взяли и дружно проголосовали за мое исключение? Это ж двойные стандарты в чистом виде! Конечно, мое исключение было предрешено, я это отлично понимал. Но всё равно было неприятно, ну просто по-человечески неприятно.

— Вы вообще давно член "Единой России"?

— Я в партии с 19 лет. У нас костяк был 5 человек, которые поднимали партийное отделение "Единой России" в Хабаровском районе. И я горжусь тем, что стоял у истоков. Золотое было время и золотые люди! Если бы у нас всегда на высоких партийных должностях были люди, которые начинали с работы в первичке, которых бы жители знали не по фото в газетах, а по конкретным делам и решенным вопросам. Но пока, к сожалению, это далеко не всегда так.

Скажу больше, когда меня задолго до сегодняшней истории выводили из президиума регполитсовета ЕР, чтобы ввести туда чиновника-назначенца, то я был последним, кто об этом узнал. Мне сказали об этом почти случайно, ты, мол, Егор, не обижайся, но так надо, ты ж все равно перетопчешься! А когда у меня был конфликт с новым главой района, и я обратился за защитой к партийному руководству, то в защите мне отказали. Так о каком уважении партии к своим же трудягам, к тем, кто на "земле" пашет, мы говорим?

А решение местного политсовета об исключении меня из партии? В чем причина? Я какими-то действиями помешал избранию в районное собрание депутатов одобренных партией кандидатов? Ну вдумайтесь, как я могу это сделать?

— А что, неужли неправда?

— Да бред сумасшедшего! Хоть один факт того, что я будто бы противодействовал партийной линии, кто-нибудь представил? Ну ведь ни одного же! И понятно почему. Потому что я не противодействовал и своих людей в собрание не проводил. А теперь давайте посмотрим с другой стороны. Если я себя так нехорошо, не по-партийному вел, что ж меня не исключили из партии в сентябре сразу после выборов, в октябре, в ноябре, да фиг с ним, в январе! А все дело в том, что я кандидатом в главы администрации Хабаровского района стал 4 февраля, и вот тогда-то все и завертелось, а 21 февраля меня по-быстрому исключили из партии. Все это, я уверен, шло по плану избавления от неугодного, опасного депутата, который имеет наглость иметь свое мнение.

А теперь другой момент, говорящий об отношении к работе тех, кто меня исключал из партии. Проект "Культура малой родины", заметьте, всероссийский проект, проходил в Хабаровском крае в конце октября-начале ноября. С целой делегацией из министров других регионов приезжал федеральный замминистра культуры. Они не приехали в Приморье, не приехали на Сахалин, они приехали к нам. Благодаря тому, что кое-кто ударно работал, за свои деньги распечатывал брошюры, буклеты, работал с людьми. И ни у кого тогда вопросов к Егору Калинину не было. Когда мы два дня в рамках этого проекта ездили по Хабаровскому району и смотрели, как работают дома культуры, где был секретарь районного отделения ЕР, где вообще партия была? Нам сказали, что им некогда было. Так, может, кому-то просто неловко мне в глаза смотреть? Потому что это я наработал, а признавать мои заслуги не хотелось.

— А как насчет голосования в Закдуме по антигубернаторским законопроектам вразрез с линией партии?

Послушайте, меня все четыре года учили, что депутату надо поддерживать высшее должностное лицо региона. Пришел новый губернатор — я его тоже поддержал, а мне говорят, что не того поддерживаю. Разве это не двойные стандарты?

— Вам тяжело будет работать дальше без членства в партии? В эти дни вас кто-нибудь поддержал?

— Партия — это не бренд и не дощечка на стене. Это — люди. А люди меня поддерживают, и не только, кстати, партийные. Люди меня знают, они четко чувствуют фальшь. У меня телефон разрывается от звонков. Ко мне продолжают обращаться по насущным вопросам, потому что знают, что в ряде вопросов кроме депутата Калинина им вряд ли кто-то поможет. Это было раньше и продолжается сейчас несмотря на новости о том, какой я нехороший и недисциплинированный. Конечно, мне будет непросто, но людей не должно волновать, просто мне или нет — они ждут решения своих проблем от своего депутата.

— Так, может, они говорят, Егор Андреевич, давай переизбирайся, хотим, чтобы ты в следующей думе был?

— Я окончательного решения еще не принял. Пока скорее всего этого не произойдет. Я работаю в неравных условиях с другими депутатами. И честно скажу, мне искренне жалко тех молодых, что придут после меня. Им будет тяжело, и надо, чтобы они к этому были готовы.

Как самый молодой депутат Закдумы и уже как бывший самый молодой единоросс в думской фракции хочу предупредить молодых, вступающих в эту жизнь и мечтающих о том, что они-то смогут все изменить. Вам думать не надо будет, вам надо будет делать только то, что говорят. Надо молодых предупреждать о том, что никакого саморазвития не будет, что они свободны будут ровно до того момента, пока им это разрешают старшие товарищи. Об этом-то молодым единороссам никто не говорит!

— Мне почему-то кажется, что многие и так это хорошо понимают. А сейчас как складываются ваши отношения с коллегами по думе? Здороваетесь, разговариваете, все как обычно?

— С большинством отношения рабочие и в рамках этикета. Здороваемся, разговариваем. Но только по работе.

— А есть, с кем поддерживаете приятельские отношения?

— Есть. Выражают мне поддержку, недоумевают, как такое могло произойти.

— Со стороны кажется, что ничего и не было, вы держитесь нормально, даже улыбаетесь, разговариваете.

Калинин на заседании комитета Закдумы

Калинин на заседании комитета Закдумы. Фото: Ко Виктория, ИА AmurMedia

— Да. Знаете, меня радует, что всё это со мной произошло в 33 года, а не в 60 лет. У меня есть время оправиться и дальше работать. Чтобы и в будущем приносить пользу своему району.

— Намерены ли вы в дальнейшем вступить в какую-то другую партию или оспорить решение президиума регполитсовета об исключении из партии?

— Для начала надо чтобы все, что связано с подпиской о невыезде, закончилось. А там уж будем думать.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Сразу 10 кандидатов будут претендовать на должность главы Хабаровского района

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia