Был живой: так описала на суде зверски убитого малыша соцработник в Хабаровском районе

Участкового в страшную квартиру встревоженная соседка направила еще за три месяца до трагедии
Ольга Кузнецова на заседании суда в Хабаровске. Фото: Корр. ИА AmurMedia

Очередное заседание по делу Ольги Кузнецовой и ее сожителя Александра Шкамратова, обвиняемых в жестоком убийстве малолетнего ребенка, состоялось сегодня в Хабаровском краевом суде. Как выяснилось в ходе разбирательства, участковый социальный работник побывала в подозрительной квартире накануне трагедии, но по удивительному стечению обстоятельств ничего подозрительного там не заметила, сообщает корр. ИА AmurMedia.

Сегодня судья и другие участники процесса заслушали двух свидетелей – мать Александра Шкамратова, а также представителя соцслужбы, побывавшего по наводке соседей в квартире подсудимых незадолго до трагедии. Противоречивые показания участкового стали предметом горячего обсуждения на судебном заседании.

По словам сотрудника "Хабаровского комплексного центра социального обслуживания населения", соседка подсудимых позвонила и пожаловалась ей на своеобразную парочку 4 сентября 2016 года. Людмила Кузнецова заявила, что ее однофамилица закрывает своего сына в кладовке. При этом из замкнутого и тесного пространства постоянно слышался плач ребенка.

— Я посетила эту семью в тот же день вечером. Дома находились только Ольга с сыном. Попросила показать мне спальное место мальчика, его одежду, продукты, которыми кормят дошкольника. Никаких нареканий в этом плане к хозяйке квартиры не было. По словам Кузнецовой, ребенка определили в кладовку на время ремонта, чтобы он не мешал облагораживать жилище. Сам мальчик был чистым, опрятно одетым и занимался своими делами: рисовал, показывал игрушки, фотографии мамы. Ничего криминального во время первого визита я не заметила, — заявила Марина Кривошеева.

По словам свидетельницы, через четыре дня она посетила эту семью снова. Теперь уже совместно с инспектором по делам несовершеннолетних.

— В тот день Ольга была на работе, с мальчиком находился ее сожитель. Малыш шел на контакт, не отстранялся: показывал свои рисунки, игрушки. То есть, ребенок был живой! Общительный. Мальчик ходил в майке и трусиках. Заглянула под одежду — никаких синяков на теле ребенка я не увидела. Спросила у него, бьет ли его кто-нибудь. Ответ был отрицательным, — рассказала в ходе судебного заседания сотрудник соцслужбы.

Стоит отметить, что в ходе разбирательства обвинитель по причине противоречий в изложении женщины озвучила ходатайство с просьбой огласить показания Марины Кривошеевой, которые та давала следователю еще в феврале 2017 года. Согласно ее словам, синяк на лице мальчика во время первого визита в квартиру соцработник все-таки видела. Видимо, на тот момент "обычная" царапина никаких подозрений у сотрудника соцслужбы не вызвала.

После этого визиты участкового социального работника в сомнительную квартиру практически сошли на нет. По словам Марины Кривошеевой, подобные сложные семьи на учет ставят – внимание! – только с согласия самих родителей. И обычно только нуждающихся. Ольга Кузнецова себя к таковым не относила.

— Я предлагала подсудимой сотрудничество с нами, помощь. Ольга отказалась, аргументировав это тем, что она состоит на постинтернатном сопровождении, — сообщила Марина Кривошеева.

Кроме того, согласно показаниям соцработника, настораживающий шум в квартире Кузнецовых якобы перестала слышать и их соседка. Это при том, что обеспокоенная жительница ЖК "Твердохлебово" успела об этом буквально прожужжать все уши другим свидетелям по уголовному делу. Не насторожило сотрудника отделения психолого-педагогической помощи и то, что прописанный в селе Мирном мальчик по непонятной причине прикреплен к какой-то мифической городской поликлинике и наблюдается, со слов Ольги Кузнецовой, именно там. Оформить ребенка в детский сад подсудимая также упрямо отказывалась.

В итоге, живым, как ранее выразилась о ребенке представитель соцслужбы, мальчику суждено было оставаться совсем недолго: в декабре 2016 года четырехлетнего малыша не стало. Его убили. С особой – звериной – жестокостью.

— О трагедии я узнала от соседки Ольги. Людмила Кузнецова позвонила мне и сообщила, что ребенок умер. По словам женщины, мальчика избили его родители, — заключила Марина Кривошеева.

Как это могло произойти при всем благополучии, которое, согласно показаниям соцработника, царило в упомянутой семье, остается непонятным и необъяснимым.

Напомним, об еще одном убийстве малолетнего ребенка в Хабаровском крае, несмотря на его вопиющую жестокость, широкой общественности стало известно совсем недавно. В этот раз чудовищная трагедия произошла в селе Мирном. И страшнее всего то, что на скамье подсудимых снова оказались самые близкие люди малыша — мать мальчика и ее сожитель. На прошлой неделе началось судебное разбирательство, и подробности дела просто шокируют. Как указывают свидетели, по меньшей мере последние месяцы жизни ребенка систематически избивали, морили голодом, держали в кладовке. А убийство, по версии обвинения, пытались выдать за несчастный случай: мальчик якобы неудачно свалился с лестницы и умер. Следует отметить, что происходило все не в частном доме, где легче скрыть преступление, а в новом многоквартирном доме в ЖК "Твердохлебово".

Дальнейшее разбирательство зверского убийства малолетнего ребенка продолжится в Хабаровском краевом суде в предстоящий четверг, 1 февраля.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Жуткие подробности дела об убийстве ребенка открылись на судебном заседании в Хабаровске

Об убийстве ребенка ничего не знаем — Мирненская администрация в Хабаровском крае

Твердохлебово под Хабаровском превратили в сиротское гетто — местные жители

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia