Швецов: Успех страны складывается из благосостояния всех граждан

Кандидат в депутаты Госдумы от "Партии Роста" по Комсомольскому округу о трудностях личностного и карьерного роста и о том, что нужно краю
Андрей Швецов. Фото: из личного архива

Депутатский мандат – дар или проклятие? Как отличить патриотов Хабаровского края от тех, кто ищет в депутатском статусе лишь личную выгоду? В поисках ответа на эти вопросы, корреспондент ИА AmurMedia встретился с Андреем Швецовым, кандидатом в Госдуму от "Партии Роста".

— Андрей Александрович, скажите честно, в самых смелых своих фантазиях вы представляли себя в качестве депутата Госдумы?

— В третьем классе, когда мои одноклассники писали, что хотят быть космонавтами или сыщиками, я честно написал, что хочу быть политиком. Те, кто со мной учился, помнят.

Андрей Швецов

Андрей Швецов. Фото: из личного архива

— Откуда взялись такие мысли?

— Моё детство прошло в сложное для страны время. Родителям приходилось несладко, это порой прорывалось в разговорах, невольным свидетелем которых я становился. Моя семья, как и семьи моих друзей, одноклассников стремительно беднели. А по вечерам мы смотрели политические передачи. И там что ни новостной сюжет, то удар под дых. Вообще разве можно забыть 90-е и начало нулевых? Расстрел Белого дома, дефолт, пустые полки магазинов, нищие, которые стояли на каждом углу, волна митингов по всей стране: то шахтеры, то учителя, то врачи "скорой" бастуют. Одним словом, мне страшно не нравилась наша жизнь. Поэтому, наверное, очень хотелось ее изменить. А кому ещё это под силу как не политику?

— И об этом вы задумывались в 10 лет?

— Даже раньше. Дети понимают, конечно, меньше, чем взрослые, но чувствуют так же, если не острее. Конечно, в 10 лет эти переживания ещё не подкреплены опытом. Но они очень важны для формирования личности.

Андрей Швецов с семьей

Андрей Швецов с семьей. Фото: из личного архива

— Вы, наверное, очень власть любите? Раз уж решили в политику пойти.

— Любить власть так же глупо, как любить деньги. Ни то, ни другое само по себе не сделает тебя счастливым. Но и то, и другое может развратить человека, сделать его своим рабом. В то же время власть может быть инструментом, при помощи которого мы делаем мир лучше. Вот это для меня важно – где бы я ни работал, я стремился повысить эффективность деятельности предприятия. Чтобы у предприятия вырос доход, люди стали больше зарабатывать, меньше уставать и больше времени уделять своим семьям. Естественно, когда у меня появился шанс сделать что-то для всего края, я не смог от него отказаться.

— А как часто вам приходилось сталкиваться с мнением, что политика — грязное дело?

— Это из области "самоисполняющихся пророчеств". Я знаю много достойных людей, которые жалуются на плохие законы. Но когда я предлагаю такому человеку пойти в политику, может быть даже самому стать депутатом – они обижаются. Дескать, политика – дело грязное! Ну, конечно, если все нормальные и грамотные люди будут так думать, то кто по итогу в Думу пройдёт? Политика – грязное дело только в том случае, если человек приходит в неё через интриги, а не через людей. Если он опирается на административный ресурс, а не на своих избирателей.

— У вас ведь уже есть какой-то опыт общественной деятельности?

— Незадолго до окончания ДВГУПС, человек, которого я очень уважал, предложил мне попробовать себя на одной работе. Причем, какая работа, он мне не сказал. Не буду скрывать, когда, придя по указанному адресу, я обнаружил там отделение "Единой России" – хотел сразу уйти. Остановило, наверное, любопытство и чувство неловкости перед этим человеком, которого, повторюсь, я очень уважал. Так вот я и стал сотрудником отдела партийного строительства регионального исполкома "Единой России"

— И в чем заключалась ваша работа?

— Занимался партийным строительством, поиском новых лиц, организовывал вместе с другими сотрудниками исполкома партийные мероприятия, ну и смотрел, и слушал тех, кто на тот момент руководил партией и краем. В эти годы я и вступил в партию. Честно говоря, молодого 23-летнего парня захватывала возможность посмотреть вживую на Виктора Ишаева. Сейчас можно по-разному оценивать его деятельность, но он действительно был квалифицированным администратором. Но в 2011 году, задолго до того, как ругать "Единую Россию" стало признаком хорошего тона, мои пути с этой партией разошлись и я покинул её ряды.

— Надо полагать, для того чтобы возглавить информагентство ИА AmurMedia?

— Чтобы заниматься честной журналистикой, мне надо было стать над партийными интересами. Это одна из причин, по которой я покинул ряды "Единой России", но не единственная.

— Было тяжело?

— Теперь можно признаться, что да, в первое время было очень тяжело. Начинать новое дело без связей в этой среде, конечно, сложно. Журналисты — люди все творческие, с амбициями и на язык острые. Мне доставалось еще и за партийное прошлое: с ярлыком "единоросс" я проходил немало. Но все равно более яркого и захватывающего периода в моей жизни просто не было.

— Не было ли в это время сделано что-то, что хотели бы исправить?

— По большому счету нет. Ошибки, причем разные, конечно, были, но ничего такого, что сейчас, казалось бы, мне ужасным или постыдным.

"Дальнему Востоку не нужны просто деньги, нам нужны еще и цели, и жизнеспособная стратегия развития"

— Как получилось, что поддержку вам предложила "Партия Роста"?

— Со мной сначала провели предварительную беседу, так сказать, зондировали почву. Причем честно предупредили, что кроме меня есть и другие кандидаты, очень сильные и всей стране известные. Так что у меня было время, чтобы взвесить все "за" и "против". А уже после того, как я дал согласие, мне позвонили и сказали, что партия остановила свой выбор на местном кандидате, и этот кандидат я.

— Наверное, сердце остановилось?

— Почти. Волновался, конечно, сильно. А потом после поездки в Москву, когда встретился с Борисом Титовым, стало легче. Стало понятно, что с технической организацией мне помогут. А от меня нужна только работа – и это как раз то, что я хорошо умею делать. Вот уже больше двух месяцев каждый мой день расписан буквально по часам: поездки, встречи, переговоры, опять встречи.

— Как оцениваете своих конкурентов? Кто из них, на ваш взгляд, самый опасный?

— Скажу так, слабые люди на выборы такого уровня в принципе не попадают. Поэтому ко всем заочно отношусь с уважением. А вот по поводу партий, особенно парламентских, у меня давно сложилось свое мнение.

— Какое?

— Для меня каждая парламентская партия — это определенная идеология. У одних — все равны, надо всё отобрать и поделить. Другие действуют по принципу "говорю, что хочу". Третьи — это стабильность, стабильность и еще раз стабильность, сильно смахивающая на застой. Насчет четвертых и вовсе сказать сложно, потому что, на мой взгляд, они ничем особо себя ещё не проявили. При этом пункты, посвященные социальной справедливости, есть в программе каждой партии.

— Да, такое ощущение порой, что партии, как школьники, друг у друга правильные ответы списывают — до такой степени программы схожи. Ну а с чем у вас ассоциируется "Партия Роста", от которой будете баллотироваться в Госдуму?

— Я бы не стал бы выдвигаться от партии, если бы не понимал, что она сможет дать стране и конкретно Хабаровскому краю. "Партия Роста" привлекла меня тем, что она ориентируется не на великое прошлое, как некоторые партии-консерваторы, а на великое будущее. Сейчас в "Партии Роста" не так много активистов. Но каждый из этих людей интересен тем, что чего-то достиг в своей области. То есть, это люди, которые не просто бросаются лозунгами, а чётко понимают – как прийти к цели. Задача партии – собрать и масштабировать успешный опыт своих активистов на всю страну.

— А вот ваши политические оппоненты другого мнения. Они говорят, что у партии нет ни оригинальной программы, ни идеологии, ни даже сторонников. Вообще чьи интересы "Партия Роста" защищает?

— На то они и оппоненты. Но истина заключается в том, что люди устали от одних и тех же партий, от одних и тех же лиц и речей и не могут понять, почему же они при таком потоке правильных и умных слов жить стали хуже. "Партия Роста" — предлагает простой и прагматичный подход – улучшение жизни всех работающих людей через развитие экономики. Чтобы оживить нашу экономику, мы предлагаем целую систему мер, с которой вы можете ознакомиться у нас на сайте. Это труд не одного основателя партии Бориса Титова, а целого сообщества профессиональных экономистов. Можно сколько угодно делить бюджетные деньги, но если не заниматься развитием экономики, люди жить лучше не станут.

— А перед партией стоит задача повысить благосостояние граждан? То есть растем вместе?

— Да, конечно. Без роста благосостояния граждан наша экономика обречена. Только граждане смогут стать главным инвестором нашей экономики – вкладывая деньги в наши товары, в нашу систему высшего образования и здравоохранения. А для этого нам нужно сделать так, чтобы все граждане без исключения хорошо зарабатывали. Можно сказать, что успех страны напрямую связан с благосостоянием всех граждан.

— А что "Партия Роста" предлагает сделать в Хабаровском крае?

— Для начала она не пошла по пути других партий, засылающих к нам кандидатов из других регионов. Притом, что достойных и узнаваемых кандидатов в "Партии Роста" хватает. Но наш регион – особенный, мы сильно отличаемся от европейской части России. Немногим более миллиона человек размазаны по громадной территории – 790 000 квадратных километров. С достаточно суровыми природными условиями. Это, конечно, накладывает сильный отпечаток и на экономику, и на культуру, и на образ жизни, и на наши проблемы. В полной мере ощутить нашу специфику может только человек, который здесь родился и вырос.

Отсюда первая проблема, которой я займусь, — транспортная доступность. Это ненормально, когда человек, живущий где-то в Аяно-Майском, Охотском или Николаевском районах не может себе позволить свободно выбраться даже в краевой центр. Доходит до того, что цена на авиабилет в Хабаровск иной раз выше, чем из Хабаровска в Москву и другие регионы.

Во-вторых, жители постоянно жалуются на проблемы в работе системы здравоохранении. Если в Хабаровске или Комсомольске-на-Амуре ситуация еще более-менее нормальная, то в отдаленных районах все намного хуже. И я не могу согласиться с тем, что федеральный центр отказывает в законодательной поддержке врачей, да и учителей, там работающих.

Даже программа "Земский доктор" пробуксовывает на этих территориях. Там еще осталось немного людей, и некоторые из них настоящие подвижники — им предлагают уехать в приличные районы, жить в городской цивилизации, но они отказываются. И наша задача — обеспечить приемлемый уровень здравоохранения и образования в этих местах.

Третья проблема – отток населения. Не будем забывать, что хронический отток населения Дальнего Востока чреват угрозой национальной безопасности.

С миграцией связывают обычно и другой вопрос, который я бы хотел обсудить. Это безработица и низкий уровень заработной платы. Принято считать, что, мол, нет работы, вот люди и уезжают.

— А это не так?

— Далеко не всегда так. Бывает и такое, что человек уезжает с большей зарплаты на меньшую. Но там лучше инфраструктура, климат, какие-то другие преимущества. Всё это хабаровчанам надо либо обеспечить, либо как-то компенсировать. Нам необходим пакет льгот по закону о Дальнем Востоке.

— То есть вы за принятие Закона о Дальнем Востоке, которого ждут жители 35% территории РФ?

— Конечно, какой дальневосточник может быть против льгот для Дальнего Востока! Но этот закон требует колоссальной проработки, так как речь идет об очень разных по уровню развития территориях, которые нуждаются в разного рода поддержке.

— Чувствую, что многие уедут, не дождавшись его принятия.

— Может быть. И, поверьте, проблема оттока населения с Дальнего Востока очень сильно тревожит и бизнес. Не так давно мы встречались с крупными предпринимателями, владельцами бизнеса, причем в разных сферах, с миллиардными оборотами. Так вот главное, что их волнует, это как раз-таки отток населения. Эти предприниматели так и говорят, мы можем сами решить вопросы с кредитами, налогами и проверками, но мы ничего не можем сделать с тем, что люди уезжают. Если здесь людей не останется, зачем тогда развивать бизнес? Предпринимательство всегда теснейшим образом связано с развитием территории, с жителями. Поэтому для того чтобы решить проблему оттока, федеральному центру надо решить вопрос комплексного развития Дальнего Востока, определиться со стратегией развития Дальнего Востока в целом. А на сегодня мы видим только странные потуги в виде дальневосточных гектаров, ТОСЭР и прочих придумок сверху.

Всё в нашей жизни взаимосвязано, но, кажется, не всегда это хорошо понимают в федеральном правительстве. К примеру, предложили недавно для жителей ДФО снизить ставку по ипотечным кредитам до 2%. Кто спорит, 2% — это хорошо. Но никто не подумал, что подобное снижение ставки надо обеспечить ещё и производственными мощностями, которые способны производить много жилья. У нас ведь сейчас на рынке очень мало застройщиков. И если ограничиться лишь снижением ипотечной ставки, они просто начнут задирать цены.

Андрей Швецов

Андрей Швецов. Фото: из личного архива

— Что, на ваш взгляд, обязательно должно быть в стратегии развития Дальнего Востока?

— Налоги должны идти в первую очередь на развитие той территории, где они зарабатываются. Вообще централизация налогообложения крайне негативно действует на развитие регионов. Я не хочу сказать, что вообще ничего не должно идти в консолидированный бюджет, как тут предлагают некоторые горячие головы — есть вопросы общие, которые также требуют финансирования. Но не должны все наши крупные недропользователи и оборонные предприятия, условно говоря, в Москве, платить налоги, которые к нам же возвращаются под видом нацпрограмм. Большая часть налогов должна оставаться в субъектах, только тогда в регионах появится интерес к разработке дееспособных программ и умных бюджетов, наконец-то возникнет конкуренция среди регионов. А пока это только соревнование, кого из глав регионов Москва любит больше и быстрее. Ну спрашивается, зачем искать и уговаривать вложиться инвесторов, если ты точно знаешь, что получишь большой и сытный транш из федерального бюджета?

Еще развитие бизнеса очень ограничивают антикоррупционные законы о государственных и муниципальных закупках. Как сами наши бизнесмены говорят, если всё, на что смотрят при принятии решения в пользу той или иной компании, это только цена, то о каком качестве и о каком развитии может идти речь? Цены на грани демпинга — и качество такое же.

— Звучит очень убедительно, но мысли, признаться, не новые.

— Да, и все потому, что проблемы до сих пор не решены.

— Меня в этом случае вот, что всегда удивляло. Все депутаты Госдумы понимают, насколько губительны для развития бизнеса такого рода ограничения, но не хотят ни отменить их, ни реформировать, доведя закон до удобоваримой версии. Мало того, когда подобные инициативы поступают, они, на словах соглашаясь с необходимостью перемен, на деле дружно голосуют против них! Вы тоже таким будете?

— Нет, не буду. Я не стану голосовать за законопроекты, с которыми не буду согласен.

— То есть вы готовы повторить путь Бориса Резника, который не побоялся пойти против течения и проголосовал — единственный во фракции!— против принятия закона Димы Яковлева?

— Да. Не буду врать и не буду говорить, что для меня это пара пустяков, но я на такое способен. Здесь я живу, здесь живут мои родные, мои дети ходят здесь в детсад. Я не пойду против своих земляков, если пойму, что какой-то законопроект ущемляет их интересы.

— Что, и не побоитесь?

— Может, это прозвучит громко, но я уже привык к тому, что постоянно иду против течения. Всегда вопреки, а не благодаря. Постоянно слышу, что у меня ничего не получится, что я проиграю, что не тем занимаюсь. Причем даже в кругу моих близких друзей. А я всегда упорно шел своим путем...

— И всегда выигрывали?

— В крупных вопросах — да.

— А как вы считаете, почему?

— Наверное, потому, что никогда не принимал необдуманных решений. Я всегда взвешивал свои шансы на победу и только тогда решал соглашаться или отказаться. А соглашался тогда, когда видел реальную возможность что-то изменить.

Вообще, я по природе своей не революционер, я сторонник эволюционного развития. По мне лучше двигаться к цели немного медленнее, естественным путем, чем быстро, второпях. Как показал мой жизненный опыт, построенное быстро и второпях существует очень недолго.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia