Фермеры Хабаровского края уверенно смотрят в завтрашний день, потому что доверяют - Койков

Генеральный директор АНО «Краевой сельскохозяйственный фонд» рассказал корр. ИА AmurMedia об итогах 2018 года и планах на будущее (ФОТО)
Агрофермер 27
Генеральный директор АНО "Краевой сельскохозяйственный фонд" Денис Койков. Фото: Из архива АНО "КСФ"

Основу разговора корреспондента ИА AmurMedia с генеральным директором автономного некоммерческого объединения "Краевой сельскохозяйственный фонд" Денисом Койковым, как и положено в интервью об итогах работы, составили, в первую очередь, освоенные суммы, единицы приобретенной сельхозтехники и количество поголовья в фермерских хозяйствах. Однако тема доверия и уверенности фермеров в завтрашнем дне сквозила в ответе буквально на каждый вопрос.

— Цифры, как известно, вещь упрямая. Пожалуй, с них и начну наш разговор. Если говорить о результатах работы за 2018 год, что кроется за статистикой с экономической точки зрения?

— Судите сами. Для развития производства краевых аграриев на обеспечение материальными ценностями направлено 220 миллионов рублей. Было приобретено то, без чего фермер не сможет нормально вести и развивать свой бизнес. Это и трактора, их сельхозфонд в 2018 году приобрел 10 единиц, плугов и культиваторов для овощеводов – 13 единиц, и холодильное и морозильное оборудование, без которого невозможно ни мясное, ни молочное производство, его приобретено на 19 миллионов рублей. На 29 миллионов рублей закуплено кормов для животных. Крупным приобретением на 37 миллионов рублей было оборудование для АО "Племптицезавод Хабаровский". Сами видите – это не просто цифры. Все эти активы получены субъектами агропромышленного комплекса на возвратной основе, при этом фермеры платят не банковский процент, который подчас далеко не мал, а всего 3% от стоимости поставленного оборудования.

1 / 3

— К теме возвратного финансирования мы еще вернемся. Хочу спросить о создании системы обслуживания сельского бизнеса, ведь его развитие и есть цель работы Фонда.

— Пожалуй, самым главным итогом нашей работы в 2018 году можно считать создание фундамента для развития сервисных бизнес-моделей для аграриев. Если конкретнее, то созданы элементы системы, работа которой снимает с фермера неестественные функции и участие в капиталоемких процессах. Иными словами, каждая из сервисных бизнес-моделей обеспечивает выполнение тех потребностей, которые не входят в основную деятельность фермеров. В создание таких элементов инфраструктуры вложено 95 миллионов рублей. Это и система обеспечения сбыта овощной продукции, ветеринарные лаборатории, выкуп и ремонт овощехранилищ, и обустройство пунктов искусственного осеменения, и создание центра коллективного пользования и многое другое.

— Конкретный пример "на земле" приведёте?

— И не один. Например, у фермеров и в личных подсобных хозяйствах довольно остро стоит вопрос убоя скота. С соблюдением всех норм и правил это не такое уж простое дело, и в одиночку мелкому сельхозпроизводителю с ним не справиться. Фонд построил цех, и он теперь под руководством Людмилы Козловой, у которой своя свиноферма, предоставляет услуги по убою скота не только фермерам и ЛПХ Хабаровского района, но и Еврейской автономной области. Или, например, кооператив "Вектор" — взяли в аренду молоковоз и рефрижераторы, и это дало им возможность закупать молоко у фермеров в трех районах Хабаровского края и в Еврейской автономной области, для которых транспортировка молока к пункту приема довольно затруднительна. Пункты искусственного осеменения в Хабаровском и Комсомольском районах, которые переданы в управление КФХ Арьянкиной и кооперативу "Даурия", решили проблему многих фермеров-животноводов. А приобретение в собственность сельхозфонда и восстановление овощехранилища в Вяземском решили проблему фермеров-овощеводов, им теперь не нужно ломать голову над тем, куда сдать выращенную продукцию. Приобретено овощехранилище и в Эльбане, но из-за уменьшения финансирования вопрос о его капитальном ремонте остается открытым. И это только малая часть примеров.

1 / 3

— На объемах продукции отразилось?

— Снова приведу цифры. Если в 2017 году закупка картофеля была 36 тонн, то в 2018 году – уже 300 тонн, но самое главное – у населения появилось желание выращивать новые объемы овощей под гарантированный закуп. И это только картофель. На сегодняшний день 45 миллионов рублей – это подтвержденные со стороны фермеров объемы, которые они могли бы поставить под нашу систему закупа, т.е. то, что люди с готовностью могут сбыть в кооперативы. Откровенно говоря, фермеры смогли бы осилить и 100 миллионов, и 200. И все фермерские овощи попали бы на столы жителей региона, заместили бы продукцию из других регионов. При этом деньги – оборачиваемые, они не уходят в никуда, а после закупа возвращаются для работы в следующем году. Там, где с помощью нашей поддержки фермеры получили выручку в 100 тысяч рублей, при дальнейшей работе можно увеличить обороты и до 100 миллионов. Дело только в желании самого фермера и обеспечении финансированием. Фермеры Хабаровского края обрели уверенность в завтрашнем дне, ведь мотивация для работы – это мощный драйвер. К слову, переносить успешный опыт в другие районы можно как целыми центрами, так и инструментами – способами работы. И мы готовы предложить муниципальным районам готовые программы развития территорий, они понятны и прозрачны как для фермеров, так и для районных администраций.

— Благодарят из районов?

— Дело не в благодарности, хотя к Новому году в сельхозфонд поступило более 20 благодарственных писем от разных организаций. Для нас главное, что главы муниципальных районов прекрасно понимают и поддерживают деятельность сельхозфонда, поскольку заинтересованы в развитии территорий. У нас выстроен надежный диалог с главой Вяземского района Ольгой Мещеряковой, находим понимание с Владимиром Сорокиным, главой района имени Лазо, продолжаем развитие территории Хабаровского района с Александром Яцом. Поскольку мы сейчас говорим об итогах 2018 года, скажу, что деятельность Фона одобрена и признана эффективной Общественным советом при краевом Минсельхозе.

Благодарственные письма краевому сельхозфонду

Благодарственные письма краевому сельхозфонду. Фото: Архив АНО "Краевой сельскохозяйственный фонд"

— А коллеги из других регионов интересуются практиками сельхозфода?

— Недавно мы принимали делегацию из Республики Тыва. Коллег очень заинтересовали наши инструменты работы: и возвратное финансирование, и агентская схема закупа, и работа нашего расчетного центра, и даже то, как мы составляем и оформляем документацию. Кстати, сегодня сельхозфонд находится в четверке лучших (финалистов) в номинации "Создание комфортных условий для развития бизнеса на селе" конкурса АСИ. Причем для конкурса выбрана роль Фонда как центра компетенций в области выстраивания сельской кооперации, а кооперация – это и есть один из вариантов сервисных бизнес-моделей. Это уже результат на уровне всей страны. Ждем результата конкурсной комиссии.

— Как бы Вы определили роль сельхозфонда в тех процессах, которые запускаете на селе? Помощник, доктор, партнер?…

— Хороший вопрос, но однозначно ответить сложно… Мы не регулируем доходность фермера, не устанавливаем ему какие-то нормы. Но с другой стороны, сельхозфонд – это проводник, который берет фермера за руку и ведет по всем необходимым процессам, не давая ему спотыкаться. Но всё же роль доктора, наверное, подходит, больше. К нам приходит "пациент", говорит о "симптомах", а мы уже ставим "диагноз" и предлагаем способы "лечения". Самое главное в нашей роли, что мы даем возможность фермеру или владельцу ЛПХ заниматься свои делом – выращивать овощи, разводить скот – и при этом не забивать себе голову вопросами сбыта и хранения, например, или вопросами где взять племенной скот с хорошей производительностью.

— Если сравнить эффективность работы сельхозфонда в 2018 году с предыдущими годами…

— … то этот вопрос лучше рассматривать с привязкой к временным периодам, которых в развитии Фонда, можно сказать, два. Первый, период становления, длился с 2015 года по середину 2017 года. Сейчас, по прошествии времени, трудно оценивать эффективность работы прежней команды. Устойчивую положительную динамику в работе фонда можно отметить в период развития и активной работы – это, по сути, чуть более 1,5 лет, с середины 2017-го по настоящее время. Все цифры, о которых мы говорили, относятся именно к этому периоду, его началом был приход в сельхозфонд нашей, новой, команды. Сегодня наша команда состоит из специалистов с колоссальным опытом работы в техническом, научном, педагогическом, управленческом, аналитическом направлениях. У многих из них за плечами опыт руководства высшим и средним звеном, а средний трудовой стаж команды КСФ составляет не менее 13 лет. Именно компетенции наших сотрудников позволили выработать и внедрить уникальные механизмы господдержки по развитию сельского хозяйства региона. Наиболее убедительно это показывает объем финансирования проектов по поставке сельхозтехники, оборудования для фермерских хозяйств и кооперативов – за тот период, которые мы обозначили как период развития и активной работы, профинансировано проектов на сумму 220 миллионов рублей, на создании системы обслуживания сельского бизнеса освоено 95 миллионов рублей. Суммы, освоенные за первый период, сейчас приводить считаю некорректным, но они в разы меньше.

1 / 3

— Еще один известный продукт КСФ — цифровая похозяйственная книга. Для кого она предназначена, и какие практические результаты уже есть?

— ЦПК — это оцифровка территории. Можно нажать на кнопку и получить аналитику по людям, земельным участкам, поголовью скота — по всем позициям, которые есть у личных подсобных хозяйств. Для нас аналитика ЦПК важна как инструмент для подбора ключей при развитии территории, ведь районы Хабаровского края все разные, и по климату, и по плотности населения. Сегодня уже в реестре 27 тысячи хозяйств. Переписано 68 тысяч членов хозяйств, 7 тысяч животных. Активно работают с цифровой версией 16 муниципальных районов края, которые и являются конечными потребителями этого продукта.

— Такой инструмент, видимо, и планирование намного облегчает?

— На основе анализа ресурсов территории мы можем планировать и предлагать поддержку более адресно и в зависимости от потребностей фермеров. Понимаете, существует такая тенденция — все фермеры хотят верить. Остальное вторично. Если есть ожидание сбыта в сентябре, то в головах фермеров включаются механизмы изобретательности, и они могут и семена найти сами, и в несколько раз урожай увеличить. Поэтому наши менеджеры проводят огромную работу, выезжая в сельские поселения, подбирая тех, кто сможет вырастить овощи и сдать их в приемный пункт. Одновременно договариваемся с покупателем, который готов принять продукцию определенного качества. Кстати, только после этого осуществляется выезд в сельское поселение и оформление сделки и оплата поставщикам. В итоге поставщики-фермеры получают оплату от Фонда за свой товар, доставленный на склад покупателя — в кооператив или торговую сеть.

— Вы сейчас говорите о сельхозкооперации? В последнее время, и, замечу, благодаря сельхозфонду, кооперативное движение в крае набирает популярность, кооперативы появляются в районах…

— Их уже немало. За 10 лет до 2015 года создано всего шесть сельскохозяйственных потребительских кооперативов, а при содействии Фонда за последние два года – 12 кооперативов. Можно брать пример центра кооперации "Вяземский" и строить такой же объект в других районах и гарантированно достигать успеха, а успех выражается, в первую очередь, в росте продаж. Или, например, кооператив "Бекон", тоже из Вяземского района, кооператив "Агродар" в Хабаровском районе. Люди не верили в кооперацию, скорее всего, потому что не понимали, как это работает. В нашем случае речь идет о потребительской кооперации, то есть о кооперативах, целью которых не является получение прибыли. Главный успех кооперативов — это увеличение продаж и увеличение производства. А это уменьшает отток капитала из региона, увеличивает объем произведенной продукции. В процесс уже вовлечено несколько сотен новых предприятий, их может быть гораздо больше, но при должной системе финансирования и должной организации. И результаты уже есть. Например, кооперативы могут полностью закрыть потребность по поставкам овощей, молочной продукции, полуфабрикатов в детские и образовательные учреждения всего края. Сейчас кооперативы сотрудничают более с 15% от общего количества.

1 / 3

— С реализацией продукции понятно. Но для продажи вначале нужно произвести… Например, молоко. Где взять хорошую корову, племенной скот?

— Да, от сельхозтоваропроизводителей часто слышим вопросы – где взять породистую корову, где взять нормальный скот, где взять деньги на всё это. Именно для того, чтобы фермер не отвлекался на решение таких вопросов, предусмотрено предоставление услуг по искусственному осеменению крупного рогатого скота, пока только молочного направления. Результаты мы увидим примерно через три года, после того как полученный приплод вырастет и начнёт давать молоко. Работа ведется и по мясному направлению, но здесь, как я уже говорил, вопрос в финансировании. В 2018 году мы апробировали два пункта искусственного осеменения в Хабаровском районе и в Амурском районе. Но краю таких пунктов необходимо иметь более шести. Поэтому работу обязательно будем продолжать.

— И опять спрошу о цифрах. Сколько было заявок на помощь от занятых в сельском хозяйстве людей? От чего зависит, получит заявитель помощь или нет? Приоритеты расставляете?

— Нормальной практикой является предварительная консультация с профильными специалистами, а после этого уже делается вывод о целесообразности подачи заявки, потому что нет никакого смысла накапливать заявки для массовости. Заявитель показывает свою эффективность и возможности, дает обоснование проекта, а далее проектный комитет оценивает и принимает решение. Приоритет – молочное и мясное направление, а также готовность увеличивать объемы производства. Без этого нет смысла работать, получатели поддержки должны в конечном итоге увеличивать физические показатели производства продукции. Что касается статистики, то самих запросов на поддержку более сотни, а после предварительной оценки остается около 40%. Это нормально. На финансирование в 2019 году уже подано 45 заявок на сумму более 500 миллионов рублей, но в этом году, к сожалению, финансирование было уменьшено на 100 миллионов. Поскольку все наши проекты долгосрочные, то здесь возникает риск – ряд проектов будет вынуждено остановлен, а о последствиях можно только догадываться…

— Вопрос об эффективности действий и проектов сельхозфонда. Чем ее можно измерить?

— В нашем понимании эффективность – это когда производится реальная продукция и люди понимают, как двигаться в завтрашний день. Реальные услуги. Все проекты, которые реализует Фонд, утверждаются на проектном комитете, плюс наблюдательный совет несколько раз в год утверждает смету с перечнем проектов.

— С федеральными структурами взаимодействуете?

— Конечно. Заключили соглашение о сотрудничестве с Агентством по развитию человеческого капитала. Работаем с Дальневосточным агентством привлечения инвестиций. Плотно взаимодействуем с Корпорацией малого и среднего предпринимательства на базе Центра компетенций в области кооперации.

1 / 4

— Есть сторонники и противники. Сторонники — это понятно, а есть те люди, которые не поддерживают?

— Да, есть противники. И спасибо им за то, что они есть. Они заставляют нас больше говорить про наши процессы, идеи и реализации. Мы становимся сильнее. Кстати, большинство тех, кто потратил время и изучил наши проекты, очень уверенно переходят в категорию сторонников. Вполне возможно, что нам необходимо проводить информационную работу более активно, но опять же – всё дело в финансировании.

— Ну и традиционный вопрос – о будущем. Планы большие?

— Фундамент заложен и остается только финансировать и масштабировать наши успешные практики. Не открою Америку, если скажу, что территории более способны к развитию, чем отдельные хозяйства. Ремесло должно вырастать в бизнес, мы и создаем для этого сельскохозяйственные сервисы, чтобы в итоге каждая благоприятная ситуация перерастала в бизнес. Корпорации могут себе позволить капиталоемкие затраты на обслуживание своего производства, а для фермеров единственный выход – это применение сервисной бизнес-модели. Наша модель позволяет малому и среднему бизнесу в сельском хозяйстве строить будущее и развиваться. Внутренняя политика президента РФ сегодня направлена на повышение благосостояние населения, а люди живут там, где есть работа, там, где есть будущее. Дело не в будущем Фонда, а в будущем сельских жителей. Так живет весь мир, и мы должны так жить.

Беседовала Руслана Страхова.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia