КСФ: в Хабаровском крае есть инициативные фермеры, для развития им нужна лишь рука помощи

Заместитель генерального директора фонда Геннадий Борса рассказал о проектах, реализуемых в регионе для помощи сельхозпроизводителям
Агрофермер 27
Геннадий Борса. Фото: Александр Трещалов

В Хабаровском крае есть инициативные фермеры, готовые посвятить все свои силы развитию сельского хозяйства, и для этого им требуется не столько финансовая, сколько методическая поддержка и помощь в правильной организации своей деятельности. В интервью с корр. ИА AmurMedia заместитель генерального директора АНО "Краевой сельскохозяйственный фонд" Геннадий Борса рассказал о проектах, реализуемых в регионе для помощи сельхозпроизводителям

— Чем была обусловлена необходимость создания Фонда? Это была вынужденная мера для помощи фермерам или какой-то креативный порыв?

— Фонд был создан в 2015 году. Была ли это необходимость? Да. Креативность? Да. По опыту общения с представителями сопредельных территорий дальневосточного региона я знаю, что аналогов нашему Фонду на сегодня нет. Идет создание подобного Фонда в Приморском крае — мы встречались с руководителем департамента сельского хозяйства Приморского края, делились опытом, рассказывали об успехах, и это, видимо, побудило наших соседей его повторить. На данный момент ведем с ними переговоры, оказываем методическую помощь. Такой же интерес к опыту работы нашего фонда проявили и представители сельскохозяйственной отрасли Сахалинской области.

Создание Фонда — необходимость, призванная облегчить работу. Действовать с позиции автономной некоммерческой организации, решать различные задачи, продвигать проекты в области сельского хозяйства гораздо проще. АНО не обременена ограничительными позициями, как органы исполнительной власти. Мы даже сейчас это чувствуем: там, где орган исполнительной власти должен выполнить огромное количество различных процедур, Фонд действует проще, так как имеет свой собственный регламент, устав, он более самостоятелен, независим. Безусловно, в ряде моментов мы подотчетны министерству сельского хозяйства, так как тратим бюджетные деньги, и все, что касается мер контроля расходования этих средств, для нас уж точно не упрощается. Также фонд подотчетен контрольно-счетной палате, потому что никакого своеволия в этой части допускать нельзя.

— Речь идет скорее о свободе в реализации инициатив?

— Безусловно. Наши целевые показатели определены направлениями, а не конкретными задачами. В рамках направлений можно выбрать приоритетные вещи, проекты, посмотреть на них немного под другим углом. Когда подходим к какому-то проекту, то сначала оцениваем его с точки зрения экономики, рисков. Если все хорошо, то выходим на его защиту перед наблюдательным советом, а совет уже принимает решение, стоит ли поддерживать это направление. Кстати, пока ни разу такого не было, чтобы правительство или наблюдательный совет были против представленного проекта.

— Сельское хозяйство Хабаровского края переживает не лучшие времена, у всех на слуху гибнущие коровы, свиньи, дохнущие от голода. И на фоне всего этого мы говорим о поддержке отрасли. Какова все-таки цель Фонда? Развить сельское хозяйство? Найти новую форму работы?

— Наша цель — создать максимально комфортные и благоприятные условия для участников сельхозоборота. Под такими условиями мы понимаем разработку и внедрение всех возможных мер эффективной поддержки. Действительно, в крае сложилась непростая ситуация, он изначально не был лидирующей аграрной территорией. И дело здесь в самой специфике плодородия местных земель. Но, используя опыт предыдущих поколений, мы пытаемся искать совершенно новые формы и предлагать их для того, чтобы расширить имеющиеся возможности. Сейчас стараемся работать над возрождением коневодства, плотно взаимодействуем с представителями северных территорий, пытаемся реализовать проект по развитию оленеводства, разговариваем с китайскими инвесторами по направлению, предусматривающему выращивание промышленной конопли, пользующейся огромным спросом. Местные почвы и климат позволяют ее выращивать, причем уже сейчас есть инвесторы, желающие покупать готовую продукцию. Мы это направление рассматриваем, но стараемся, не повторяя ошибок прошлых времен, взять лишь положительный опыт и скрестить его с современными наработками.

— Как вы относитесь к такому атрибуту советского прошлого, как кооперация?

— Как раз кооперацию стараемся развивать всеми возможными способами. Мы понимаем, что хозяйственно-экономический потенциал сельхозпроизводителей весьма ограничен, и каких-то прорывных показателей можно достичь только в синергии, т.е. объединяя людей, распределяя между ними функционал, предоставляя им определенные материальные ресурсы и создавая более крупные кластеры, которые потом уже могут осуществлять самостоятельную деятельность. Создаваемым кооперативам мы помогаем техникой, оборудованием по переработке сельхозпродукции, помогаем найти каналы продаж. И на самом деле — это ключевой момент, ведь если ты не наладил канал продаж, говорить о переработке и производстве нет смысла.

Фермер сегодня — точно не боец в рыночной экономике. Он понимает, как вырастить картофель, огурцы, помидоры, но как "воевать" на рынке, не знает. Поэтому Фонд нередко берет на себя еще и помощь в сбыте. В прошлом году обкатали систему пунктов приема продукции. Риск был, но мы добились очень хорошего эффекта. Суть такова, что есть фермер, он произвел продукцию, но не может договориться с сетями — его объемы для сетей попросту неинтересны. К тому же этот фермер может стать легкой жертвой новых экономических отношений, часто не имеет юридической подготовки, и отстоять свои интересы ему довольно сложно. Мы создаем пункты приема продукции на базе наших доверенных лиц, крупных кооперативов или организаций, и Фонд напрямую сразу рассчитывается с фермером. Так мы прикрываем его от риска. А уплаченные ему деньги мы получим потом от покупателя. Как это выглядит? Фермерская продукция поступает в торговую сеть, с которой есть договоренность о том, что она нам выплачивает деньги после реализации, через 2-6 месяцев. Это своеобразная рассрочка. Такие условия сейчас никто не дает. Таким образом, мы защитили фермера и сделали очень интересным сотрудничество именно с нашими подопечными.

— Вы встраиваетесь только в коммуникацию фермер-торговые сети или работаете и по другим направлениям?

— Пытаться "продавливать" нас — это не с фермерами бороться. Мы это понимаем, и поэтому отстроили именно такую схему. По ней сейчас проходят покупки меда, картофеля, огурцов, помидоров… И в эту же схему в этом году мы интегрировали обеспечение школ и других учебных заведений фермерской продукцией. В начале года нас пригласили на коллегию министерства образования и науки Хабаровского края. Речь шла о состоянии здоровья ребят, в частности, была озвучена цифра, что только 20% продуктов, поступающих на стол школьников, местного производства. Все остальное завозное — непонятно откуда и непонятно какого качества. Собственно именно тогда Фонд и предложил министру проработать совместные проекты. Конечно, был длительный цикл бумажной работы, связанный с проведением всего необходимого документооборота, но зато теперь наши агенты занимаются поставками продуктов в школы Хабаровского и Вяземского районов.

— Известно, что недавно вы подключились к проекту "Агрошколы" и сейчас активно работаете над созданием в крае учебно-производственных комбинатов для взрослых.

— Да, действительно, сейчас действует программа образования в области сельского хозяйства — работа ведется параллельно по нескольким направлениям. Проект со школой-интернатом №12 носит больше социальный характер. Там обучаются дети, имеющие проблемы со здоровьем. И есть серьезная проблема, что с одной стороны до 80% детей хоть и успешно проходят программу реабилитации, но устроиться после выпуска им достаточно сложно. Даже те, кто окончил школу, не могут найти себе работу. Собственно, помочь им в этом вопросе и призван данный проект. Если же говорить про УПК, то планируется создать его на базе этой "Агрошколы". С одной стороны, мы будем давать специальность выпускникам, с другой, поможем школе немного нарастить свою учебную базу — недавно вот двух хрюшек отдали. В перспективе стоит задача обучению переработке. А если на базе этой школы получится организовать подготовку в том числе и взрослых людей, то мы только "за".

Такая же инициатива у нас реализуется с Хорским агротехническим колледжем. Там более серьезный и тяжелый проект. Сейчас он немного "подвис", так как есть определенные процедурные вопросы, которые нужно решить с министерством образования. Речь идет о программе создания молодежных сельскохозяйственных предприятий.

— Хотите вернуть молодежь в село?

— Хотим, чтобы цвет сельскохозяйственной молодежи в нем остался. Кто будет в перспективе развивать эту территорию, если все сейчас разбегутся? С агротехническим колледжем разговаривали. Они готовы реализовывать программы не только с детьми 14-18 лет, но и со взрослыми людьми. Более того, на сегодняшний день проведено огромное количество учебных мероприятий, в том числе и для фермеров. Мы им помогали на базе хорского колледжа, участвовали в том числе в одном из совещаний, где они перед Сколково защищали новую специальность "Цифровой агроном". Мы четко понимаем, что если сейчас не будем готовить кадровый состав для сельского хозяйства, то потом работать будет просто некому. Действует ряд программ, ориентированных как на опытных представителей сельхозорганизаций, так и на предоставление первичных знаний. Реализуется серьезная программа для пчеловодов, огромное количество людей готовится, да и вообще, этому направлению мы в последнее время активно помогаем, за 34 миллиона купили лабораторию, которая может определить качество меда и дать заключение по всем международным стандартам. Это дает возможность пчеловодам быть уверенными в своей продукции, которая идет на экспорт, мед не будет остановлен на зарубежной таможне как не соответствующий стандартам. А значит убирается серьезный барьер на пути экспорта.

— Одно дело, когда человек действительно нуждается и просит эту поддержку, но ведь есть и категория авантюристов, когда человек просто ждет, чтобы за него все сделали. Когда к вам обращаются, сразу можете это распознать?

— Ни в коем случае. Мы не берем на себя функционал шаманов, никогда по цвету глаз не пытаемся определить, кто этот человек. Мы предметники, выезжаем в хозяйство, смотрим, в каком оно состоянии. К тому же, всегда просим письмо, "comfort-letter" от администрации.

— Со всеми работаете индивидуально? Все щупаете руками?

— Исключительно. Если этот проект относится к подотрасли животноводства, то начальник отдела племенной работы или его заместитель выйдут. Если это касается растениеводства, то наш специалист по агрономии отправится на проверку. Если что-то касается инжиниринговых услуг, то поеду я, как начальник центра. Вообще, главное, чтобы фермер начал работу, показал, что он заинтересован в своем деле, в развитии сельского хозяйства, а уж мы постараемся ему помочь.

Ты – фермер, владелец подворья, сельский житель или просто заядлый дачник? Вступай в группы "Агрофермер27" в социальных сетях! Здесь ты сможешь похвалиться успехами и обменяться ценным опытом, пожаловаться на проблемы и предложить пути решения, задать вопросы специалистам и попросить совета у коллег по цеху. Будь смелее, ты же фермер и привык рисковать! Жми кнопку! Ты – фермер, владелец подворья, сельский житель или просто заядлый дачник? Вступай в группы "Агрофермер27" в социальных сетях! Здесь ты сможежь похвалиться успехами и обменяться ценным опытом, пожаловаться на проблемы и предложить пути решения, задать вопросы специалистам и попросить совета у коллег по цеху. Будь смелее, ты же фермер и привык рисковать! Жми кнопку!

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia