Научное свиноводство хабаровского фермера, или куда может завести любовь к лошадям

Глава КФХ Людмила Козлова рассказала ИА AmurMedia о трудных моментах в жизни своего хозяйства и о роли Краевого сельхозфонда в его спасении
Агрофермер 27
Свиноматка. Фото: Корр. ИА AmurMedia

Ликвидация хозяйства, пожалуй, самое страшное, что может произойти в жизни фермера. Однако, даже в совершенно безвыходной ситуации, нужно не опускать руки, а заручиться поддержкой компетентных специалистов. Такое мнение выразила в разговоре с корр. ИА AmurMedia фермер из Хабаровского района Людмила Козлова.

Не было бы счастья...

Продолжение этой пословицы известно всем, и именно этими словами можно обозначить отношение фермера Людмилы Козловой к Краевому сельскохозяйственному фонду Хабаровского края.

— Сейчас, конечно, дела обстоят иначе, а в то время всё было совсем печально, — так Людмила вспоминает былые неприятности.

КФХ Людмилы Козловой, Хабаровский район

КФХ Людмилы Козловой, Хабаровский район. Фото: Корр. ИА AmurMedia

Всему виной большая вода 2013 года, которая наделала много бед и в городе, и на селе. Кто-то потерял жилье, кто-то ценное имущество, а семья фермеров Козловых потеряла свою маленькую ферму. Разлившийся Амур попросту смыл все хозяйственные постройки вместе со скотом. Тех животных, которых удалось уберечь, перевезли на дачи.

– Но разве это условия? – рассказывает Людмила Козлова. – От свиней запах, шум, соседи начали жаловаться. Перевозить свиней с дач было некуда, строиться заново не было денег. Я даже уже готова была решиться на ликвидацию хозяйства, ведь перспективных для разведения маток от безысходности пришлось пускать под нож. Я просто металась в поисках решения.

1 / 3

И могло бы случиться самое страшное для любого фермера, не вмешайся в критическую ситуацию Краевой сельскохозяйственный фонд Хабаровского края.

— Для Краевого сельскохозяйственного фонда важно, чтобы фермерское хозяйство, которому оказывается помощь, показывало результаты и развивалось. Пример с фермерским хозяйством Людмилы Козловой – один из интересных и показательных. История нашего взаимодействия началась с обращения фермера в сельхозфонд за советом в первую очередь, но в результате консультаций специалистов фонда и совместной работы ферма выросла в современное хозяйство, а фермерская продукция появилась на прилавках, — прокомментировал заместитель генерального директора АНО "Краевой сельскохозяйственный фонд" Александр Марченко.

Самой острой проблемой в тот момент для фермерского хозяйства Козловых было размещение животных. Вопрос удалось решить в кратчайшие сроки. И за посильную оплату фермерам предоставили подходящие площади, на которых они поместили поголовье свиней — отдали им в аренду помещение для скота в селе Федоровка.

— В то время, о котором мы сейчас говорим, Людмиле Козловой было необходимо выдержать конкурентный темп развития. И она с этим справилась. Если бы ее ферма оставалась на уровне первоначального производства, то, скорее всего, эти помещения пришлось бы отдавать более энергичным производственникам, — пояснил Александр Марченко.

Лирическое отступление про лошадей

Сейчас, когда Людмила рассказывает о едва не случившемся крахе своего бизнеса, в голосе хозяйки чувствуется уверенность, что все наладится и образуется.

-— Мы сюда заезжали – даже света не было, – вспоминает Людмила, — а отопление есть. Я ведь столько труда вложила в создание хозяйства, выведение добротных мясных пород. Чтобы добиться вкусного мяса, хорошего приплода, нужно очень много трудиться. Здесь и разработка правильного рациона и грамотное приготовление кормов. Условия содержания свиней имеют огромное значение. Вот раньше они ютились в маленьких клетушках, а сейчас отдельный загон для каждой семьи. Если все делать по науке, некоторые матки приносят до 20 поросят. Я столько лет занималась селекцией, и вдруг все это ликвидировать! — восклицает фермер.

Кстати, действительно, бизнес Козловых начинался с малого – двух поросят. Смешно вспомнить, но Виктору одного подарили на работе.

— А второго он сам прикупил, чтобы первому не скучно было. И он, и я – городские жители, а вот понравилось заниматься сельским хозяйством. Постепенно научились все делать по науке, и стало получаться, — говорит Людмила.

При этом у Козловых есть бизнес, которые они не считают работой. Это собственный конный двор. И о его постояльцах Людмила рассказывает с особой теплотой.

— С детства обожаю лошадей. И с мужем познакомилась благодаря этому. Всегда мечтала о своей лошади, а когда купила – девать-то некуда! Познакомилась с Виктором, у которого была своя конюшня, так лошади нас и свели.

Начали вместе развивать конный спорт, катание на лошадках. Когда на конном дворе появились первые пони, то отбоя от детишек не было, все хотели покататься на маленькой лошадке. А после у них появилась верблюдица, невиданное животное на Дальнем Востоке. В былые времена лошадок из конного двора можно было увидеть по всему городу. Катались и дети и взрослые. Были конные соревнования, катались детдомовские дети.

— Когда не складывается что-то или устану очень, то приду к лошадкам — и сразу легче на душе становится, — признается Людмила.

Решили – будем спасать!

Но ферма скучать не дает. Возвращаясь к теме свиноводства, Людмила говорит о том, что решить "квартирный вопрос" для хрюшек было недостаточно. Нужно было заново подниматься на ноги, обустраивать арендованное помещение, а численность поголовья не просто восстанавливать, а выводить свою мясную породу. При этом и Людмила, и ее муж осознавали, что собственными силами им с такой сложной задачей не справиться. Но теперь они уже знали, куда обращаться со своими чаяниями.
— Тогда как раз на "Агроэнерго" в Некрасовке происходила буквально катастрофа с молодняком, поросята просто дохли сотнями. Слушать и читать про это было невыносимо. И мы решили взять немножко оттуда. Знали, что легко не будет, уж очень они слабые были, но решились, — признается Людмила.

КФХ Людмилы Козловой, Хабаровский район

КФХ Людмилы Козловой, Хабаровский район. Фото: Корр. ИА AmurMedia

В итоге, из некрасовского хозяйства фермеры вывезли около 220 голов, верили – выходят. Покупку 100 поросят профинансировал сельхозфонд, остальных Козловы приобрели на свои средства.

— Но некрасовские свиноматки потомство принесли слабое, к разведению непригодное. Остальных надеялись всё же поставить на ноги. Кормим их хорошо, сытно. Есть возможность брать пищевые отходы, добавляем картошку, все тщательно варим. Еще животные получают витамины, чтобы росли хорошо, вес набирали, — рассказывает фермер.

Мощности растут, надо соответствовать

Сейчас у Козловых около 800 голов свиней.

— Для многих небольших хозяйств переход от малого производства к промышленному невозможен по ряду причин. При этом производство свиней с разведением менее 600 голов сложно регулировать и выстраивать ритмичность производства мяса. Людмиле Козловой удалось выйти на стабильный объем производства и "держать планку". Мы видим, каким трудом это достигнуто – люди практически живут на ферме, — поделился Александр Марченко.

В будущем фермеры планируют немного прибавить, примерно до тысячи, но не больше – помещение не позволяет.

1 / 3

— Хочется, конечно, всего и сразу: и автоматизировать, и помещение расширить. Однако с помощью нашего сельхозфонда уже многое удалось сделать – вентиляцию установить, шамбо специальное, отопление проводим, тельфер установили. Пока объем у нас небольшой, но ферму уже можно считать промышленным производством. Надеюсь, скоро мы сможем говорить о ежемесячном выходе на продажу 100 свиней. Это семь тонн чистого мяса, — делится надеждами фермер.

Объемы, которые необходимо будет реализовать, Козловых не пугают. Как пояснила Людмила, если продукции для ее торговых точек будет много, то ее заберут перекупщики.

— Пока чаще всего перекупщики торгуют китайской свининой, согласитесь, такое мясо не сравнить с настоящим, фермерским. Мои точки находятся в "Экодоме", и если увидите вывеску "КФК Козлова", знайте – там мясо вкусное, настоящее, — шутя уверяет Людмила.

1 / 3

Но промышленное производство требует и условий для профессионального забоя скота, соответствующего установленным законом нормам. При этом стоит отметить, что убойный цех — это достаточно серьезный и капиталоемкий объект.

— Когда заезжали в это здание, стояли перед выбором – создать мощный забойный цех или сделать акцент на племенную работу. И хотя мы выбрали второе, без забойного цеха всё же не остались. Краевой сельхозфонд построил по всем нормам убойный центр и передал его нам в пользование. В одиночку нам было бы его содержать дороговато, но этим центром могут воспользоваться и другие фермеры или владельцы личных подворий. И такое коллективное использование убойного цеха, во-первых, снижает себестоимость его содержания, а во-вторых, фермерам и владельцам личных подворий нет необходимости что-то выдумывать и строить свои цеха, — добавляет Людмила.

И еще один несомненный плюс централизованного пункта забоя в том, что фермеры тут же могут получить ветеринарное освидетельствование, что дает возможность законного выхода продукции на прилавки и, конечно, существенно облегчает работу животноводов.

Племенное будущее

В планах фермеров превратить свое хозяйство в племенную ферму, и они не скрывают, что очень рассчитывают на содействие сельскохозяйственного фонда.

— Ландрас и Крупно-белая — хороши для наших хозяйств. Цыганка – этой породой особенно буду заниматься, одна матка за опорос до 20 поросят приносит, это ценно. Мангалица и вьетнамская вислобрюхая мне не подошли, не очень мясные. Если у свиньи шея короткая – убыток, люди из мяса чаще всего шею выбирают. А вот Йорки в разведении хороши. Вместе с зоотехником отсортируем племенных свиней, и надеемся, что КСФ поможет нам приобрести новых и влить в племенной фонд свежую кровь. Я думаю, что совместная работа нам обоим выгодна. Да и вообще, если бы сельхозфонд не вмешался вовремя, не было бы у меня сейчас фермы, — заключила Людмила Козлова.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia