Кузнецова: Проекту первого в Хабаровском крае перерабатывающего агрохаба отказывают банки

Несмотря на все усилия компании-резидента ТОР и федеральных министерств продвинуть проект, банки не дают кредиты
Бизнес. 14 сентября, 14:05
Людмила Кузнецова. Фото: пресс-служба мэрии Хабаровска

14 сентября, AmurMedia. На Дальнем Востоке меняются цены, законы и правительства, но не меняются проблемы бизнеса, тщетно пытающегося добиться доверия банков. Так, ни усилия федеральных министерств, ни статус резидента ТОР не помогли получить кредит на строительство первого в крае мощного агропромышленного хаба, сообщила в интервью корр. ИА AmurMedia генеральный директор ООО "Оптово-распределительный агропромышленный парк "АгроХаб", "дочки" ООО "Амурзерно", Людмила Кузнецова.

— Людмила Николаевна, ваше предприятие "Оптово-распределительный агропромышленный парк "АгроХаб" — резидент ТОР "Хабаровск" с 2016 года. Расскажите, пожалуйста, как продвигается ваш проект по строительству первого в крае агроперерабатывающего хаба? Насколько, по вашей оценке, он вообще востребован?

— Наш проект — создание мощного агроперерабатывающего производства, работающего на местном сырье, центром которого станет овощехранилище. Поясню на примере. Как вы знаете, Хабаровский край на 80% обеспечивает себя картофелем самостоятельно, и мы до Нового года едим свой картофель, а вот после переходим на китайский, израильский...

-...еще из Сибири, омский картофель в торговые сети поступает.

— Да, а еще египетский и пакистанский. То есть чей угодно, но не наш. И цена при этом выше в три-четыре раза, чем на наш местный картофель. Актуален тогда наш проект овощехранилища, который позволяет не только хранить картофель, но и выпускать его мытым, в сеточках или, к примеру, замороженный, да по цене ниже?

— Вопрос риторический. На мой взгляд, в наших широтах, где зима по полгода, все проекты, связанные с переработкой сельхозпродукции, более чем актуальны.

— Все так, только, к сожалению, пока наш замечательный проект так и остается на бумаге, и о продвижении говорить не приходится, потому что нет финансирования. Банки отказывают в кредитах. Я допускаю мысль, что, возможно, была недостаточно настойчивой, хотя, насколько я знаю, мало кто из резидентов ТОР, "завязанных" на сельском хозяйстве, может похвастаться тем, что получил финансирование в банке. Тем более в Хабаровске.

— Как банки обосновывают свой отказ?

— Говорят, что проект слабый.

— Может быть, их не устроил ваш бизнес-план, банкиры часто на это жалуются. Вы сами его писали?

— Может. Только вот такой нюанс: бизнес-план нам готовил НИИ Минфина РФ в 2015 году, и обход банков я начала в том же году, продолжила уже в статусе "резидент ТОР" и нигде не получила денег. За три года бизнес-план, конечно, редактировался в соответствии со временем, но результат не изменился: в кредите отказано. Честно признаться, если банки бизнес-план структуры Минфина не устраивает, то я не знаю, что еще тогда может их устроить.

— А сколько банков вы за эти три года обошли?

— В общей сложности четыре банка и один фонд — в Фонде развития Дальнего Востока есть наша заявка, но ответа пока не получили. Кажется, что немного, но на самом деле требуется время, чтобы подготовить пакет документов и выполнить требуемые условия, потом банки проводят проверку и лишь затем выносят вердикт. Так что времени на попытки прокредитоваться в банке ушло не так уж мало, прежде чем мы поняли, что это бесполезно. Теперь ищем инвестора.

— Вы обращались за помощью в краевое и федеральное правительство?

— Конечно. Начну с того, что наш проект уже внесен в ФЦП развития Дальнего Востока и Забайкалья. Три года Минвостокразвития, Минсельхоз РФ пытались помочь, причем активно. В Москве они организовывали встречи и совещания с представителями банков, но дальше — тишина.

— Насколько тяжелы условия, которые выдвигали банки?

— Судите сами. Должен быть ликвидный залог, стоимость которого должна двоекратно покрывать размер кредита, сразу нужно показать 25% собственных оборотных средств, иначе банк не выдаст ни копейки, а потом еще и всю сумму процентов, начисленных за срок кредита. Мы просим в кредит 3,2 млрд рублей на 7 лет, а это значит, что сегодня у нас на расчетном счете должны лежать проценты за 7 лет в качестве гарантии выплаты банку процентной ставки. А это немного-немало 1,362 млрд рублей. У нас есть залог, но больше денег нет. И никого из банкиров не интересует, что, хотя проект высокомаржинальный, есть своя специфика: сельское хозяйство — бизнес сезонный, поэтому весь сезон деньги вкладывают, а получают их, лишь когда урожай соберут. Получим — и расплатимся.

В расчет не берется и то, что у нас есть уже реализованный инвестиционный проект по запуску птицефабрики в Комсомольске, и проект успешный. Мы выполнили по нему все условия. Но всего этого для банков оказалось недостаточно.

— Также печально обстоят дела и у других предприятий в вашей сфере? Вообще вам известен хоть один успешный пример?

— Насколько нам известно, только одно предприятие в крае, мясоперерабатывающее, получило кредит, но в размере намного меньшем, чем запрашивали. То есть никак нельзя сказать, что все получили кредиты, а мы одни нет.

— В чем, на ваш взгляд, причина такого поведения банков?

— По-моему, все дело в том, что головные офисы банков, где cобственно и принимается решение о кредите, находятся в Москве. А московские банкиры понятия не имеют, чем живут в регионах, что сельхозбизнес — сезонный, что картошку мы покупаем по 25 рублей. а в марте будем покупать по 75 рублей. Для них поэтому весь Дальний Восток — это огромная зона риска. Им надо доказать высокую маржинальность нашего бизнеса, а как доказать, никто не знает. Скажем, данные статистики Минсельхоза Хабаровского края их не убеждают.

— Вы упомянули, что ищете инвестора. Поиск инвестора был легче и успешнее?

— Да как вам сказать... Мы вышли на потенциального инвестора. Серьезного, из Японии. Но благодаря непрофессионализму менеджеров одного банка, называть какого, не стану, инвестора этого напугали и от нас оттолкнули.

— Как так?!

— Нашим проектом в части финансирования 25% оборотных средств заинтересовался японский инвестор. Мы долго вели переговоры и дошли уже практически до заключения соглашения, как японские большие начальники сказали, ну давайте напоследок пойдем в банк, который будет финансировать компанию, а потом уже и подпишем соглашение. Мы пошли, поговорили, японцы задали всего четыре вопроса, причем формальных: о ставке и сроках предоставления кредита и о возможности господдержки сельхозпроектов. И все было хорошо, но японцы попросили эти ответы отправить на электронную почту, а специалист этого замечательного банка отправила не только ответы, но и табличку, из которой японские инвесторы с удивлением узнали, что рынок производства картофеля не изучен так, как нужно, что не проработан вопрос продажи картофеля, что недостаточно свободных оборотных средств в отношении к процентной ставке. Все пункты, которые этому специалисту показались подозрительными. Когда японский инвестор, наших реалий не знающий, все это увидел, то, конечно, он испугался и отказался.

— Вот это да. Надеюсь, в банке адекватно отметили "заслуги" сотрудника. Но что вы планируете делать дальше? Откажетесь от проекта?

— Что теперь делать, я, честно сказать, уже и не знаю, все возможные способы исчерпаны. Думаю, пришла пора за помощью обращаться к нашему президенту Владимиру Владимировичу Путину. Другого выхода нет. Раз в банках никто нас не слышит и не хочет понять, что за нашими проектами будущее, потому что это прибыль, это налоги, это, наконец, 500 рабочих мест, значит, пора обращаться за помощью к президенту. Я раньше уже обращалась, и по собственному опыту знаю, насколько эта мера эффективна. Через несколько дней придет письмо во все заинтересованные организации, которые будут перечислены в этом письме.

Cправка

ООО "Оптово-распределительный агропромышленный парк "АгроХаб" — резидент ТОР "Хабаровск" с 2016 года.

Учредители: ООО "Амурзерно" (80%) и ООО "Амурская и Тихоокеанская Дальневосточная инвестиционная компания" (20%).

Площадь земельного участка под строительство в с. Ракитном — 31 га. По проекту там разместится овощехранилище с возможностью переработки и подработки выращенных в крае овощей: картофеля, капусты, моркови, свеклы и лука. Предусмотрена возможность заморозки овощей. Также планируются открыть линии по переработке мяса, молока и рыбы, доставленных с местных ферм, и комбинат социального питания, который будет поставлять горячие обеды в вакуумной упаковке в учреждения социальной сферы: больницы, госпитали, детсады, школы, вузы.

Стоимость проекта — 3,2 млрд рублей, срок окупаемости — 7 лет. Строительство разбито на несколько этапов, причем на первом этапе предусмотрено строительство картофелехранилища как наиболее быстро окупаемого.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia