Резидент ТОР «Камчатка»: Мы можем напоить весь мир чистой родниковой водой

Гендиректор компании «Русская вода» Александр Горбунов рассказал корр. ИА AmurMedia об уникальном проекте по добыче и экспорту питьевой воды
Генеральны директор ООО "Русская вода" Александр Горбунов. Фото: Из личного архива А. Горбунова

26 июня, AmurMedia. Дальний Восток — один из самых экологически чистых регионов мира. Компания "Русская вода" открыла на Камчатке новое месторождение, воду из которого планирует экспортировать в страны АТР, где остро ощущается её нехватка. Александр Горбунов, генеральный директор компании, раскрыл корр. ИА AmurMedia секреты проекта производства, поделился проблемами, которые не дают возможность запустить проект в срок и оптимистичными планами на будущее.

— Александр, почему Вы решили заниматься именно водой?

— Исследователь земли Камчатской Георг Вильгельм Стеллер писал еще в 18 веке, что "…качество речной и ключевой воды на Камчатке столь хорошее, что это трудно выразить словами. Доброкачественность этой воды очевидна при постоянном ее потреблении…" По прошествии веков мало что изменилось — на сегодняшний день питьевая вода Камчатки также остаётся высококачественной. Но, к сожалению, это известно лишь самим её жителям.

— И Вы решили напоить камчатской водой весь мир?

— Понимаете, этим проектом мы занимаемся уже 17 лет. Это по-настоящему проект века! В ближайшее время питьевая вода будет стоить дороже, чем нефть. Она уже сейчас дороже, а скоро станет энергетическим сырьём. Только ленивый об этом не говорит! Есть целый ряд стран, население которых испытывает дефицит питьевой воды, в частности, Китай без воды, там люди сейчас живут в достатке, хотят пить хорошую воду, Сингапур, что там говорить, богатейшая страна на острове, Вьетнам и другие. Поэтому вода — серьёзный продукт, который нужно продавать. Наш проект футуристический, потому что мы уже открыли месторождение, разработали проектную документацию на водовод с водозабором и собственным пирсом. То есть подходит судно с размещением 75 тысяч тонн, в течение суток-полутора загружается и уходит к покупателю. При этом 50 тысяч тонн — это 50 миллионов литров воды.

— Это называется транспортировка воды наливным способом, я правильно понимаю?

— Да, даже наливными судами. И мы готовы экспортировать более трёх миллионов тонн в год. Это серьёзные объёмы.

— Подскажите, раньше где-то в мире такой способ добычи, перевозки воды уже использовался? Или Ваша компания своего рода новатор, идёт по непроторенной дороге?

— Есть единичные случаи. Точно знаю, такую технологию пытались применить в Канаде, возили воду из Турции в Кипр, но у них возникли проблемы — вода заквасилась. Нашей воде это не грозит, поскольку она насыщена ионами серебра, которые её обеззараживают. Но о каких-то глобальных проектах я не владею информацией. Да их, наверное, и нет. Но это реальный проект, люди об этом пишут уже десятки лет, а отдельные хотели перевозить даже льдины и айсберги. Такие проекты разрабатывались уже давно, но у нас он из стадии фантастики превратился в реальность. Наша компания имеет конкретную документацию, землю в аренде, открыто месторождение, запасы которого составляют свыше 100 тонн воды в сутки.

1 / 10

— Александр, а Вы можете рассказать об этом месторождении поподробнее? Оно такое же уникальное, как и проект в целом?

— Наше месторождение назвали Ахомтенским. Оно располагается в бухте Русской, в 90 км к югу от Петропавловска-Камчатского. Недалеко от бухты пробурили скважины, вода из которых соответствует как СанПиН, так и международным стандартам ВОЗ. Кроме того, в ней содержатся ионы серебра, то есть эта вода обладает бактерицидными свойствами. Её легко можно перевозить, так как она не портится даже в жару, благотворно влияет на организм человека. Еще один плюс месторождения — глубина бухты до 26 метров по фарватеру, и крупнотоннажные танкеры можно загружать непосредственно с месторождения.

— Сколько инвестиций нужно вложить в предприятие, чтобы реализовать проект?

— На первом этапе нужно два миллиарда рублей только для строительства водовода с водозабором и пирсом. Кроме того, приёмная сторона должна иметь причалы, ёмкости, куда будет скачиваться вода. В общем, ту сторону мы не просчитывали.

— А продавать воду по какой цене планируете?

— Если даже по центу за литр, то это уже "сумасшедшие" деньги. Это экономически выгодно! Представляете, на судно погрузили 50 тонн — это уже 500 тысяч долларов. Срок окупаемости нашего проекта — менее четырех лет, ведь с Ахомтенского можно экспортировать около трех миллионов кубометров воды в год.

— Александр, Ваш проект включает в себя только добычу и транспортировку воды наливным способом? Или Вы планируете заниматься ещё и её бутилированием?

— Бутилирование воды планируем запустить во вторую очередь. Наше месторождение находится в двух местах: в бухте Русской и в бухте Удалой. Там есть участок земли, есть всё для того, чтобы построить завод любой мощности, от 50 до 100 миллионов бутылок. Но там расположение, как на острове, всё привозное, автономное. Там нет никакой инфраструктуры, нет дорог — ничего нет.

— То есть всю инфраструктуру нужно создавать с нуля?

— Нет, всю не надо. Достаточно будет установить небольшой вахтовый посёлок. Там, где вода, много людей не должно быть.

— С точки зрения экологии насколько Ваше производство будет безопасным?

— Экологически безопасное и безвредное производство, на окружающую природу мы никак не повлияем. Вода качается насосом под землёй. Единственное, можем повлиять, когда будем строить. А что там строить? Прокопать яму и проложить трубы. Всё! Если только завод, на нем будет электростанция, дизель будет работать, но для экологии большого вреда от этого не будет.

— А кто будет основным потребителем этой воды? Наверное, Китай? Или страны Азиатско-Тихоокеанского региона вообще?

— Когда заработает наш проект, он сможет поставлять продукцию на весь мир. Но сначала, конечно, это будет Китай, потому что он ближе всех и потребности его очень большие. По уровню достатка люди там сейчас живут лучше россиян. И они хотят пить хорошую, качественную воду. И могут себе это позволить.

— Что тормозит этот процесс?

— Никто не тормозит, но здесь нужны деньги.

— А инвестор с Китая не подходит?

— С китайской компанией COFCO мы ведём переговоры с декабря 2016 года. Будем надеяться, что скоро всё получится. Но там договор для России не очень выгодный: предприятие российское, а владелец — китайский. Как бы там ни было, вся прибыль всё равно будет оставаться в России. Конечно, лучше было бы, если б россияне дали деньги. Но с другой стороны, это всё равно выгодно для нашей страны, поскольку прибыль будет оставаться здесь, и у нас можно будет открыть еще несколько таких заводов.

— Я так понимаю, своему уникальному проекту Вы ищете инвестора?

— Да, но это должен быть человек, который будет влюблён в эту тему, какой-нибудь россиянин-миллиардер. У нас на Камчатке достаточно богатых людей, но большей частью они занимаются рыбой, потому что хотят поскорее получить прибыль. Сегодня вложили, а завтра уже получили. А здесь придётся немного подождать. К сожалению, у нас никто не хочет иметь долгосрочные перспективы.

Беседовала Руслана Страхова.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia