Аварийные после наводнения-2013 дома в Хабаровске теперь должны сносить сами собственники

В краевой столице владеть квартирами в негодных для проживания строениях можно, а жить в них нельзя
Последствия наводнения 2013 года в Хабаровске. Фото: ИА AmurMedia

Единственная семья в Хабаровске, до сих пор не переехавшая в предоставленное ей после наводнения жильё с удивлением узнала, что продолжает являться владелицей квартиры в аварийном доме. Только жить в ней запрещено, — сообщает корр. ИА AmurMedia.

— Нас попросту выгоняют на улицу, — возмущается хабаровчанин Владимир Пуличев. — Мы узнали о том, что всех попросту выписали в никуда, когда пошли голосовать. Да, наш дом на улице Шевчука, 25, после наводнения 2013 был признан не пригодным для проживания. Да, нашей семье были предоставлены две квартиры на улице Александровской. Но мы их не приняли. Мы не согласны там жить. Экспертиза по нашей жалобе выявила ряд нарушений. Однако до сих пор других вариантов нам не предложили. И мы с престарелыми родителями фактически остаёмся на улице.

Обеспечь, раз я достоин…

Пуличевы жили в двухэтажке на Шевчука, 25 в трёхкомнатной квартире на втором этаже. На 62,5 квадратных метрах помещались мать, отец, дочь и внучка. Сын в то время жил в Санкт-Петербурге. Дом после наводнения пострадал значительно. Вода зашла на первый этаж. После признания в 2013 году здания аварийным семье было предоставлено две квартиры в соседних домах №43 и 45 на улице Александровской: трехкомнатную для родителей с сыном площадью 58,3 квадратных метров, и двухкомнатную площадью 42,9 квадратных метров для дочери с внучкой. Адрес выпал по жеребьёвке. Однако Пуличевы это жильё не приняли.

— Дочь сестры ходит тут в школу, в кружки, родителям – в поликлинику ходить не далеко, рядом автобусная остановка. А там – всё далеко. Были же квартиры на улице Юнгов. Почему нас туда не переселили? Только потому, что пока был суд, они там кончились? – недоумевает Владимир. – А раз так – давайте на наш дом на Шевчука посмотрим. Пять лет прошло – ему же ничего не сделалось! Коммерсанты в нём работают, и ничего! Их не выгоняют. А нас почему-то выпроваживают на улицу. Я боюсь, что престарелые родители переезда из этого района просто не выдержат.

Семья Пуличевых

Семья Пуличевых. Фото: ИА AmurMedia

Ненужная помощь

На самом деле всем людям, чьё жильё пришло в негодность из-за наводнения пришлось нелегко. Изначально в 2013 году в Хабаровске комиссией специалистов были признаны непригодными для проживания 34 дома. В том же году тех, у кого "утонуло" единственное жильё, в администрации Хабаровска насчитали около 400 семей. А после судов жильё по президентской программе помощи пострадавшим от наводнения было предоставлено 731 семье. В том числе и Пуличевым.

— Вопросов было очень много. Были люди, фактически проживающие, но не прописанные в этих домах. Бывало, что на человека, фактически проживающего в "утонувшем" доме, была зарегистрирована собственность на другое жильё, в котором по факту живёт другая семья. Взрослые дети или родители. В итоге все решения судов, что нам были предоставлены мы исполнили, — рассказывает первый заместитель мэра Хабаровска по городскому хозяйству Сергей Чернышов. – Естественно, было и такое: не пойду жить в тот район. А можно в другой? По возможности старались решить и это.

В итоге, как уверяет Сергей Чернышов, на сегодняшний день все хабаровские семьи, отвечающие условиям президентской программы помощи пострадавшим от наводнения, предоставленное жильё приняли. Кроме Пуличевых. А их в списке утративших единственное жильё – две семьи. Родители с сыном и дочь с внучкой. А по факту – три. Сын вернулся из Северной столицы и обзавёлся семьёй. Внук родился.

— Они не оформляют договор социального найма на предоставленные квартиры даже несмотря на решение суда 2016 года, которое обязывает их переселится, и всё тут, — продолжает Сергей Чернышов. – Вот что вы скажете, если вы оказываете человеку помощь, а он вам – мне такое не надо? Ответ очевиден: не надо, так не надо. И тем не менее, предложение Пуличевым заключить договор социального найма на те самые две квартиры на улице Александровской пока ещё в силе.

Однако Пуличевы всеми средствами пытаются остаться жить в аварийном доме: судятся, заказывают экспертизы, обивают пороги ведомств.

Дом без права жития

На самом деле дом на Шевчука простоял после наводнения пять лет и не на кого, к счастью, не упал. Естественно, заказать его повторное обследование на пригодность реконструкции вполне можно. Ведь по инициативе собственников пяти домов, признанных в 2013 году аварийными, специализированные организации провели повторное обследование спорных строений. В итоге по выводам специалистов дома №11, 13 15 на улице Ремесленой, №1 по переулку Ладожский и № 27 на улице Шевчука были признаны пригодными для проживания в 2014 и 2015 году. Теперь в списке аварийных и подлежащих сносу осталось 29 домов, в том числе и на улице Шевчука, 25.

При этом за 4 года в городе снесено всего одно "утопленное" строение на Алеутской, 38. На Большом Уссурийском острове на улице Насыпной осенью 2014 года в 11 зданиях была установлена угроза обрушения строительных конструкций. После чего был заключён муниципальный контракт с подрядной организацией и начались работы по ликвидации этой угрозы. Однако вскоре прокуратура Индустриального района потребовала остановить работы по этому контракту. И до сих пор они не возобновлялись.

— Правительство Хабаровского края нам разъяснило, что признание жилого дома непригодным для проживания само по себе не прекращает право собственности гражданина на него, — огорошил Сергей Чернышов. – Так что, кроме предоставленных квартир у всех хозяев помещений в аварийных домах остаётся право собственности на них. Мы предупреждаем: жить в этих квартирах нельзя. Прописывать жильцов в таких строениях – тем более. Что же касается коммерсантов, работающих в этих домах: о том, что здание аварийное – они предупреждены. А запретить собственникам его использовать по своему усмотрению никто не может.

Теперь решать, что делать со своей аварийной недвижимостью, должны их собственники. Причём, за свой счёт и под свою ответственность. Сносить, заново обследовать, нанимать специалистов для разработки проектных решений по реконструкции, ремонтировать… Причём, все собственники дома должны собраться, договориться, вынести решение и финансировать его исполнение.

Квартал развалин и бомжей

— Вот тут-то ситуация и зашла в тупик, — развёл руками первый заместитель мэра Хабаровска. – Один собственник намерен ремонтировать свой дом и жить в нём, другого вполне устраивает предоставленное после наводнения жильё, и он не прочь аварийный дом снести, третий не имеет возможности, да и желания, финансировать любые работы в пострадавшем от наводнения доме, а четвёртые просто поселились в брошенных после наводнения квартирах.

За примером далеко ходить не надо – аварийные дома на Большом Уссурийском острове. Их нынешние обитатели приватизировали предоставленные квартиры, продали их, средства потратили по своему усмотрению и пришли обратно в непригодные для жилья так и не снесённые дома. Из всех предоставленных пострадавшим от наводнения квартир 20% были проданы.

— Сколько сейчас на острове народу, только бывшие жильцы там обитают или привели с собой бездомных друзей – у нас такой информации нет, — признался Сергей Чернышов. – Что касается подлежащих сносу домов на материковой части города – не исключена такая же их участь.

Часть собственников просто бросит своё хозяйство на произвол судьбы, другая часть не сможет договориться, что именно с ним делать – а дома тем временем без должного ухода будут сами собой разваливаться. Да и публику с пониженной социальной ответственностью, желающую без всякого ордера занять любой пятак под крышей над головой, долго ждать не придётся. Пулей облюбуют заброшенную собственниками недвижимость.

И как теперь этот процесс предотвратить и обезвредить? В администрации Хабаровска ответа на этот вопрос в настоящий момент нет.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia