Общество. 19 января, 20:30
Жестокость по отношению к детям. Фото: ИА AmurMedia

У общественности в Хабаровском крае возникают серьезные вопросы к детскому омбудсмену

Край потрясает одно громкое убийство ребенка за другим, но Виктория Трегубенко подозрения в неэффективности своей работы опровергает

19 января, AmurMedia. После двух страшных преступлений против детей у представителей общественности возникают сомнения в эффективности работы детского омбудсмена в Хабаровском крае. Однако Виктория Трегубенко настаивает, что как омбудсмен стоит на страже интересов детей, но в ее работе есть ограничения, которые накладывает сам закон, сообщает корр. ИА AmurMedia.

Два громких преступления против малолетних детей в Хабаровском крае, судебные процессы по которым идут один за другим, всколыхнули общественность. Их жутковатой особенностью стал тот факт, что в жестоком убийстве малышей обвиняются матери детей и их сожители.

Такие преступления — явственный признак деградации общества и одновременно показатель того, насколько эффективна существующая система защиты прав и интересов ребенка.

В этой системе уполномоченному по правам ребенка предназначено, казалось бы, особое место. Но, очевидно, что это не так. Не только о работе, но даже и фамилию детского омбудсмена, сменившегося летом прошлого года, знает далеко не каждый житель Хабаровского края.

— Не могу понять, а что вообще делала наш омбудсмен, чтобы предотвратить эти убийства? — задается вопросом известная в крае общественница, председатель "Зоозащиты-ДВ" Наталья Коваленко.

Другая хабаровская активистка делится своим опытом общения с детским омбудсменом Викторией Трегубенко.

— В прошлом году, как раз после убийства трехлетней девочки мы ходили к нашему омбудсмену. Как она тогда нам сказала, виноваты все кроме надзорных органов: родные, соседи, но не надзорные органы! А по поводу "Твердохлебово" (ЖК в селе Мирном, в Хабаровском районе, где погибла первая по хронологии жертва — малолетний мальчик — прим. редакции) она, как я читала, и не знала, что там было такое! Зачем же нам такой аппарат, если толку от него нет? Значит, будем опять сами поднимать эту тему, подписи под петицией собирать, — говорит Полина Чуносова. Она была инициатором создания петиции "Спасем детей от бытового насилия!".

Виктория Трегубенко все подозрения в своей неэффективности и безынициативности опровергает.

— Прежде чем высказывать какое-то мнение, я знакомлюсь с делом до каждой запятой, — говорит она. — Все случаи жестокого обращения с детьми, конечно, находятся на особом контроле у уполномоченного по правам детей. Но в связи с тем, что уполномоченный не подменяет действия других органов, собственное расследование мы проводим только в рамках запросов. Соответственно, пока не закончено следствие и судебное разбирательство по каждому из громких дел, мы не назначаем виновных, не раскрываем обстоятельств дела, можем только констатировать факт того, что родители ответственны за все действия или бездействие в отношении своего несовершеннолетнего ребенка. С момента зачатия до 18-летия родители несут полную ответственность за все, что с ребенком происходит.

По ее словам, сложность выявления проблем с детьми в семьях заключается в том, что семья — это, конечно, ячейка общества, но закрытая, и мало кто приветствует вторжение в свою жизнь.

— Если кто-то из родственников, соседей, друзья, знакомые, сам ребенок обратятся за помощью, то она будет обязательно оказана, но мы не можем без сигнала со стороны зайти в каждую квартиру и оценить обстановку. Ни один орган, кроме определенных законодательством, не имеет права этого сделать. А во— вторых, семья может обжаловать действия того или иного органа как неправомерные, — подчеркивает она.

Виктория Трегубенко также говорит, что есть и другая сложность в отработке тревожных "детских" сигналов: многие письменные обращения, поступающие в различные органы, в том числе и адресованные детскому омбудсмену, анонимные.

— Я, наверное, единственный орган в Хабаровском крае, который может рассматривать такие обращения. Так определено в законе. Все остальные органы, соцзащита, правоохранительные, следственные могут рассматривать только личные обращения. Если заявитель желает остаться анонимом, то органы вправе такие обращения не рассматривать, — отмечает омбудсмен. — Поэтому, когда вы видите, что нарушаются права несовершеннолетнего ребенка, то, во-первых, надо оценить, насколько оно серьезно. Чтобы мы не тратили время на беспочвенные поводы, так как в это время в другом месте может случиться трагедия. А во-вторых, надо знать, ку да обращаться. Не совсем верно обращение в социальные службы, потому что это не совсем их компетенция. По фактам жестокого обращения всегда отреагируют правоохранительные органы, и они сообщат в соответствующие службы, чтобы те дальше могли курировать эту семью.

Между тем, не дожидаясь реакции уполномоченных органов, за профилактику случаев насилия над детьми намерены взяться представители общественности. По словам Полины Чуносовой, в их ближайших планах поездка в село Мирное в ЖК "Твердохлебово", где мучительную смерть год назад нашел маленький ребенок.

— Хотим съездить, поговорить с другими семьями, посмотреть, все ли в порядке, — сказала она.

Важно

О случаях жестокого обращения с детьми или иных тревожных событиях, связанных с несовершеннолетними, помимо привычного 02, можно также сообщить уполномоченному по правам ребенка по телефону 302-301, на всероссийский "детский" телефон доверия 8800-2000-122 и на горячую линию Следкома 123.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Раскол в Хабкрайдуме произошел при назначении нового детского омбудсмена

Про умытых зеленкой хабаровчанок знаю, но защищать без заявления мы не будем — Трегубенко



© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia