Политика. 21 ноября 2017, 22:20
Взятка. Фото: Антон Балашов

Примите нашу благодарность, или почему бизнес в Хабаровском крае к взяткам готов

Сейчас нередко предприниматели сначала идут на дачу взятки, а потом — показаний

21 ноября 2017, AmurMedia. В каких отраслях экономики Хабаровского края бизнес чаще всего решает вопрос при помощи взятки и почему. Когда лучше промолчать, чтобы не было страшно больно, а когда надо заявить о вымогательстве, сообщили корр. ИА AmurMedia бизнесмены, представители власти и общественных организаций края.

И не забудьте поблагодарить!

Как отметил бизнес-омбудсмен Хабаровского края Олег Герасимов, сложность проблемы в том, что обычно бизнес не спешит жаловаться ему на поборы. Логика простая: раз люди готовы говорить о том, что у них вымогают "благодарность", то, как правило, делиться подробностями они желают только со следственными органами, которые в состоянии обеспечить не только конфиденциальность, но и защиту. Обращаться же по этому поводу к омбудсмену смысла нет, так как визит к нему все равно закончится встречей со следственными органами.

Собственно из этих заявлений, данных напрямую, без посредников, видимо, и сложилась та коррупционная статистика по Хабаровскому краю, которую обнародовали недавно в Генпрокуратуре РФ.

Так, в 2017 году по статье 290 УК РФ "Получение взятки" в крае было зарегистрировано 14 преступлений, а по статье 291 УК РФ "Дача взятки" аж 34. Понятно, что далеко не все из этих случаев были инициированы бизнесом, но именно в сфере бизнеса даже одна переданная и полученная взятка сродни чуме: наносит колоссальный урон сразу всей отрасли, давая сигнал бизнесу, что можно решать свои дела в обход закона. А критически настроенные граждане давно не сомневаются, что одна взятка — это просто самая вершина айсберга.

Вообще принято считать, что коррупция наиболее развита в отраслях самых крупных по количеству предприятий, оборотам и числу занятого населения. В любом регионе страны традиционно это торговля и строительство.

Однако Олег Герасимов не спешит привязывать уровень взяточничества к конкретному роду деятельности.

— На мой взгляд, это связано, скорее, с видом контроля. Как правило, жалобы на притеснения увеличиваются в связи с проверками. Каким бы видом деятельности предприниматель ни занимался, как только к нему приходят проверяющие, возникают основания для неких взаимоотношений. Когда бизнес не соответствует неким нормам, а у нас большинство предпринимателей не в состоянии выполнить все требования проверяющих органов, появляется желание решить этот вопрос, откупившись, а не устранять выявленные нарушения. А второй момент — это выдача любых разрешений. Как показывает практика, именно в этих случаях бизнес полагает, что вовремя поданная благодарность поспособствует благополучному решению дела, — подчеркивает Олег Герасимов.

По мнению представителей бизнес-сообщества, в последние 10 лет самыми падкими на "благодарность" были должностные лица в двух "разрешительных" сферах: строительной и земельной. К ним примыкают и "смежники"-коммунальщики, ведающие выдачей разрешений на техподключение строящихся объектов к коммунальным сетям.

Стоит напомнить, что 2017 год стал на редкость богатым на выявление случаев взяточничества и афер в коммунальных МУПах Хабаровска. 25 марта по подозрению в мошенничестве был арестован глава МУП "Водоканал" Владимир Стеблевский, а 8 июня при получении взятки в 500 тысяч рублей, как сообщили в правоохранительных органах, был задержан директор МУП "Горсвет" Евгений Здоров.

— Так, мы видели, что очень много было отказов в техподключении к сетям, а потом вдруг люди все-таки подключались. Что они разом выполнили все условия? Или, может, они все-таки пошли на какие-то, мягко говоря, договорные отношения? Пока на эти вопросы так и нет точного ответа, и мы можем только гадать, — говорит Олег Герасимов.

Нам взятки строить и жить помогают

По мнению предпринимателя Владимира Фридмана, вся строительная сфера, безусловно, относится к коррупциогенным, так как до сих пор многие процедуры не прозрачны и малопонятны. Естественно, Хабаровский край не исключение — так обстоят дела по всей стране.

— Я имею в виду не только жилищное строительство или строительство соцобъектов, но и дорожное строительство, — говорит Владимир Фридман. — Я сам взяток никому не давал, об этом знают, и потому, наверное, и не вымогают, но наслышан много, что то там, то сям попадают люди.

Владелец сети клубов "МК-Спорт" Михаил Колочко делится своим опытом.

— Могу сказать, что за годы моей предпринимательской деятельности сталкиваться с предложениями дать взятку приходилось не раз. Думаю, вообще нет бизнесменов, которым бы хоть раз в жизни ни предлагали дать взятку. Что касается меня, то взятки я никогда никому не даю и не дам, — рассказал он. — Но не могу не отметить, что в последнее время таких предложений действительно стало меньше. Я связываю это с тем, что чиновники просто стали бояться. Да, теперь они стали бояться и при этом ничего не делают — именно так бы я охарактеризовал в целом нынешнее положение дел.

При этом предприниматель отделяет зёрна от плевел, проросших на ниве строительства:

— Если взять, к примеру, архитектуру, то там практически всё уже поменялось. Всё и достаточно прозрачно, и грамотно, поэтому в принципе не возникает никаких вопросов. Приходишь — и тебе объясняют, можно это по закону либо нельзя. Если надо, дорабатываешь с проектировщиками все проблемные моменты, вносишь необходимые изменения и снова подаешь. А если хотя бы один раз дать на лапу, то дальше неважно, правильно ты делаешь или нет, ты все равно будешь должен. Так что лучше пусть медленнее, пусть с переделками, но в правовом поле и без мзды. Такой опыт сам по себе ценен.

В строительной сфере "крутятся" слишком большие деньги, чтобы коррупционер, пользуясь лазейками в законах или попустительством надзорных органов, не попробовал бы сорвать свой куш.

Размах впечатляет. Достаточно упомянуть, что в Хабаровском крае в миллионных аферах подозревают и обвиняют сразу трех министров строительства. Правда, до суда и приговора ни одно набранное уголовное дело пока не дошло.

— В жилищном строительстве есть дополнительные возможности для злоупотреблений, связанные с социальными жилищными программами, финансируемыми за счет бюджетных средств, — считает член ОНФ и руководитель реготделения "Деловой России" Сергей Мазунин. — Так, в повестку дня ОНФ не раз попадало строительство жилья для детей-инвалидов и детей-сирот. Самый яркий пример — ЖК "Твердохлебово", где сироты не получили в срок квартиры. Когда начинали разбираться, выяснялось, что хромает и размещение заказов, и контроль за исполнением контрактов. Причем, хотя сроки сдачи домов первой очереди грубо нарушались, застройщик почему-то получал новые контракты, что, конечно, вызывало подозрения. Или получал аванс в размере чуть ли не 90%, в то время как другие застройщики могли долго ждать обещанных денег за уже сданное жилье.

Не меньшие подозрения у Сергея Мазунина вызывает и дорожное строительство. По непонятным причинам дорожные лоты год от года становятся все крупнее, при этом львиный объем работ вдруг передается на субподряд.

А еще его поражает тот факт, что на дороги из бюджетов всех уровней выделяются миллиарды рублей, но в крае до сих пор так и нет современной лаборатории, способной тестировать качество новенького дорожного полотна.

— К сожалению, в Хабаровском крае хватает примеров в сфере строительства, которые, как минимум, свидетельствуют о низком качестве управленческих решений. А то завидное постоянство, с которым эти некачественные решения принимаются, в сочетании с огромными суммами затрат, наводят на мысли и вопросы: так кому же и для чего это выгодно? — задает вопрос Сергей Мазунин.

Зона высокого напряжения

Для бизнеса, пожалуй, самый нервотрепный вопрос в процессе строительства — это подключение к сетям.

— Тут всегда возникают большие вопросы. Начинают палки в колеса людям вставлять: это мы не можем сделать, это тоже не можем. Непонятно зачем приходят и всё проверяют и проверяют, — удивляется Михаил Колочко.

Так странно, рассказывает предприниматель, сложились отношения с одной энергетической компанией.

— Мы только сдали объект, причем отапливается дом за счет электричества, написали заявление на пломбирование счетчиков, побывал у нас их специалист, который и рассказал, что пока к нам выслать никого не могут, так как у них людей не хватает. А тут вдруг приходят к нам и вырубают свет, причем не утром, а вечером в 18.00. Мы звоним в компанию, а нам в ответ: "Вы не опломбировали счетчики! Может, вы энергию воруете!". Начали ругаться, мол, по вашей вине в холода люди без отопления сидят! Дом тут же подключили, а через два дня прислали специалистов на пломбирование.

Логику коммунальных чиновников бизнесу зачастую понять трудно.

— Ну как им объяснить, что мы вкладываем миллионы в строительство не для того, чтобы электричество на 1000 рублей своровать! Причем рядом частный сектор, где воруют электроэнергию направо и налево, но к ним вопросов нет, зато есть к нам! После опломбирования они зачастили к нам, приходили через день в течение трех недель, всё что-то проверяли, потом ушли, так ничего не объяснив. Мы спорить не стали, так как может выйти себе дороже, но чего же они хотели — так и не поняли. Кого в нас видят: воров, "денежные мешки"? — поражается Михаил Колочко. — Думаю, что вышестоящее руководство этой компании даже не в курсе, что есть такие проблемы. Решения, может, на низовом уровне или на уровне начальников отделов принимаются. И вот от таких моментов, к сожалению, никуда бизнесу не деться.

Видимо, заключает владелец сети "МК-спорт", требуется время, чтобы коммунальные чиновники пересмотрели свое отношение к предпринимателю.

Учиться, учиться и переучиваться

Не только чиновники, но и сам бизнес должен меняться, отказываясь от дурных привычек, приобретенных в 90-е и нулевые.

Кстати, по данным бизнес-омбудсмена Олега Герасимова, из 100% поданных жалоб (по любым поводам) лишь в 40% они оправданы.

— Я помню, как начиная с 90-ых годов для бизнеса стало обязательным заплатить требуемую сумму за решение того или иного вопроса, а у облаченного властью должностного лица, соответственно, был свой человек, посредник, — вспоминает зампредседателя краевого совета по предпринимательству и инвестклимату Андрей Веретенников.

В тех случаях, когда какой-либо чиновник уж совсем выходил за рамки приличного, бизнес прибегал к средствам неформальным, но зато действенным. Представители бизнес-сообщества, объединений и ассоциаций, выходили на глав надзорных ведомств, министров или зампредов и в частной беседе деликатно делились своими горестями: мол, притесняют, совсем житья не стало. И очень часто зарвавшегося чиновника снимали. За 10 лет, по подсчетам представителей бизнеса, таких было не менее 5-6.

— Теперь ситуация изменилась. В последние года два предприниматели вообще перестали жаловаться на действия какого-то конкретного чиновника, — подчеркивает Андрей Веретенников. — С чем это связано? С тем, что сейчас очень немногие предприниматели соглашаются давать взятку. Мало того, многие предприниматели не понимают, что такое взятка, не понимают, для чего ее давать, если есть закон и возможность работать в правовом поле. То есть люди, наконец, начали правильно реагировать на взятки. И среди чиновников, думаю, сейчас тоже немного найдется таких идиотов, другого слова просто не могу подобрать, которые бы, работая в госучреждении, намекали бы на взятку. Это стало действительно опасным, так как законодательство серьезно ужесточилось.

По мнению Андрея Веретенникова, на отношении к взяткам серьезно сказывается поколенческая разница, которая особенно заметна во время встреч с предпринимателями в небольших селениях, разбросанных по краю.

— Что скрывать, поколение предпринимателей, сформировавшихся в 80-90-ые годы, более привыкло договариваться таким образом. Ведь взятка не обязательно выступает в виде денег, она может быть и в виде услуги или условной шоколадки, — считает он.

Сергей Мазунин, между тем, в такую просветительскую трактовку событий не верит.

Бизнес не жалуется не столько потому, что от него стали меньше требовать взяток, а потому, что увидел всю бесперспективность жалоб.

— Нам приходилось заступаться за бизнес и по линии "Опоры России", и по линии ОНФ. Так нам потом говорили, знаете, вы еще хуже сделали. Понятно, что на них потом отыгрываются разными способами, и сделать эти жалобщики ничего не могут, потому что они работают в крае и нет у них покровителей. Их заставляют принимать те правила игры, по которым играют все, с неясной перспективой получить свое место под солнцем, и то на кабальных условиях, — подчеркивает Сергей Мазунин. — Конечно, для инвестора, который приходит на Дальний Восток и смотрит, в какой регион вложить деньги, подобные рассказы действуют расхолаживающе. Помимо строительства у нас в крае еще хватает таких сфер бизнеса, куда бы надо вложить деньги, но инвесторов отпугивает непрозрачность процедур, а значит, высокие риски невозврата вложений или неформальных поборов.

Это, по мнению Сергея Мазунина, и ЖКХ, и сельское хозяйство. А вообще для инвестора главный признак того, что с отраслью что-то не так, прост: несоответствие затраченных колоссальных усилий полученным результатам.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Глава поселка в Хабаровском крае ушла в "отпуск" под домашний арест

"Твердохлебово" под Хабаровском превратили в сиротское гетто — местные жители

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia