Общество. 09 ноября, 15:10
Маркетолог MAD Creative Crew Дмитрий Поллак.. Фото: Из личного архива.
БлогПост AmurMedia

Музей лишь формально «за деньги», или большая очередь как показатель работы

Особое мнение маркетолога MAD Creative Crew Дмитрия Поллака о коренном отличии бизнеса от чиновничества

9 ноября, AmurMedia. Бизнес создают вроде бы из меркантильных соображений, но товарищей, которые делают процесс ради денег, "вычищает невидимая рука рынка".

Представьте: мой магазин, я привёз товар, дал рекламу, народ ломится, я уже считаю барыши, а вечером плачу над кассой: оказывается, в мои процессы вкрался просчёт. И магазин любой площади, с любой шикарной рекламой, критически зависит от пропускной способности касс, примерочных и даже парковки. И если я буду игнорировать эти факторы, то спустив на собственную неэффективность бабки (реклама, зарплата всех и вся, аренда), я закрою бизнес. Несмотря на ажиотаж и очереди.

Плюс, а вернее, минус — репутация моего заведения как "место, где всегда очереди, где теряешь время и нервы". В итоге, моё закрытие может случиться даже немного раньше. Пара-тройка таких ажиотажей – и репутация сформирована. Хотя теперь у меня вроде и кассир не зашивается, и место есть в примерочной, но вот что-то люди больше не идут.

А что у чиновников?

А ничего. Самое главное — оптичить мероприятие.

И чем больше очереди (в поликлинике, при записи "на время" и при наличии "электронной очереди", или в ПФР, или на почте, или просто "30 дней готовим документацию"), тем лучше видно, что "мы работаем". Ну и тем больше героизма (недавний сюжет с вручением медалей и грамот за оформление справок военнослужащим претендующим на улучшение жилищных условий).

Музей — он только формально "за деньги".

Реально же он махровое чиновничье заведение, со всеми примбамбасами.

Нет у него мотивации меняться.

Не испытывает он конкуренции. Нет у него жизненной потребности стать лучше для посетителей. Отдельные улучшения по настроению — не в счёт. Это такая же система имитации активности: "Ой, мы обновили этот зал! Посмотрите, мы придумали вот такую активность! Мы взаимодействуем со всеми активными силами гражданского общества, и мы открыты всем инновациям".

Было бы иначе, работал бы музей для людей, первое, что они делали, организуя какие-то мероприятия — оценивали свою собственную пропускную способность. Мало сотрудников? Набирайте волонтёров. Тренируйте тематические экскурсии группами, дробите желающих посетить музей и знакомьте людей с историей.

Но такая задача не стояла. А та, что ставилась – "провести и отчитаться" — эффектно выполнена.

Я давно внёс музей в свой персональный санкционный список, как место, не предназначенное для людей. Примерно, как фудкорт "Энергоплазы". Это место, куда отправляются за добавкой к пенсии "хорошие люди": бывшие деятели профсоюзов, Минкульта, почётные милиционеры. И единственное, что они делают хорошо, это умеют произносить фразу "Не дышите на шедевры".

Какая милота: "Никто не знает, откуда рассылка в вотсап".

Хакеры взломали, ага.

Но я как раз описал, что головой нужно думать, а не задним числом отмазываться.

"Сотрудники вышли на работу, не зная, что будет столько посетителей".

Пришли люди на работу отдохнуть – охтыжблин, а тут работать надо!

"Бесплатный вход в культурное учреждение доступен для детей до 16 лет". Я ребёнка за 350 рублей сводил.

С тех пор — ни ногой.

За …овноэкспонаты, которые наркоманы собирали, это явный перебор.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia