Общество. 07 ноября, 15:30

Революционной ситуацией пригрозил властям Хабаровского края историк-коммунист

В интервью корр. ИА AmurMedia Станислав Сливко рассказал, к чему могут привести невыученные уроки Октября

7 ноября, AmurMedia. Октябрьские события 1917 года могут и должны научить властей Хабаровского края слушать и слышать различные мнения, звучащие в обществе. В противном случае, господство определенных классов и определенных партий создаст все условия для ситуации, которая 100 лет назад во многом определила развитие мира в XX веке и продолжают привлекать внимание как широкой общественности, так и профессиональных историков, корр. ИА AmurMedia задал кандидату исторических наук, доценту кафедры Отечественной и Всеобщей истории ПИ ТОГУ Станиславу Сливко.

— Чем ближе "красный день календаря", тем шире спектр мнений и оценок событий столетней давности. Возможен ли объективный анализ событий, которые происходили в октябре 1917?

— Разумеется, возможен, но при условии, прежде всего, четкого представления сущности Октябрьской революции. Однако при всей разнице мнений относительно произошедшего, ни один современный историк не ставит под сомнение мировое значение Октябрьской революции. Все согласны с тем, что революция в России повлияла на страна Европы, Азии, Америки, то есть на весь мир. Недавно к нам в институт из Китая приезжал доктор исторических наук Шень Чжэньхуа. Он читал лекцию "Октябрьская революция и Китай" и по его убеждению, основы современной китайской государственности и успех Китайской революции — это прямое следствие революции 1917 года в России.

— Но прежде всего Октябрьские события оказались значимыми именно для России...

— Для России это, вообще, были эпохальные события, который положили начало советской государственности. Никто ведь не отрицает, что Российская Федерация является правопреемником и РСФСР, и СССР.

— В последнее время все чаще можно услышать мнение, что Октябрь — это "бесчеловечная трагедия", ответственность за которую лежит на большевиках. Слова об исторической необходимости и объективной закономерности событий столетней давности высказывается гораздо реже. Почему так происходит?

— Потому что сегодня одну историческую концепцию просто взяли и заменили другой. Но историческая наука намного шире и богаче, однако многообразие научных теорий, опять замалчивается. К примеру, в нынешних школьных учебниках истории, предпочитают говорить о Великой российской революции, тем самым объединяя Февральскую и Октябрьскую революции в единый исторический процесс. Такой термин появился относительно недавно и был введен директивным путем без какого-то либо серьезного обсуждения профессиональным историческим сообществом. Школьные учебники призваны научить ученика думать, показать разницу в оценке событий, чтобы он смог сформировать свою точку зрения. Отрывать образование от науки совершенно неприемлемо.

— То есть сегодня ученые продолжают изучать революционный опыт России?

— Еще как! Сегодня появляются новые работы, в которых революционные события рассматриваются с других методологических позиций, в оборот вводятся новые исторические источники. Пример, появляются работы по истории повседневности в период революции, о жизни городского населения во время революции и гражданской войны, очень интересные работы по изменению сознания человека в эпоху революции. Все это показывает, что сейчас идет углубление исследований по Октябрьской революции.

— Для наглядности Вы можете описать обстановку в Петербурге 100 лет назад?

— Чтобы показать, что революция была неизбежна? Пожалуйста. Своим студентам я показываю две фотографии, которые хранятся в Государственном историческом музее. Одна с банкета в одном из ресторанов Петрограда 1917 года: дамы в богатых нарядах и бриллиантах, столы, уставленные деликатесами. Вторая фотография — тоже Петроград 1917 года, очередь за хлебом в несколько сотен метров. Такая вот была реальность: хлебные бунты, город заполонили беженцы, солдаты в отпусках с фронта или после госпиталей, дезертиры. И тут те, кто на военных подрядах и спекуляциях делали большие деньги. Нестабильность нарастала. Возможно, в октябре 1917 революции можно было бы избежать, но рвануло бы так или иначе. Если не в октябре, то чуть позже — в 1920 году или 1921, потому что противоречия никуда бы не делись. Революция стала отражением глубинных противоречий, которые вызревали в русском обществе на протяжении многих десятилетий. Если мы откроем мемуары известного лидера белого движения Антона Деникина, то прочитаем, что он видел истоки февраля 1917 года во всем 300-летнем царствовании династии Романовых.

— Но извлечь из революционного опыта полезные уроки можно лишь в том случае, если верно оценить не только позитивные, но негативные последствия Октября.

— Совершенно верно. Если у советской системы не было недостатков, СССР существовал бы поныне. С другой стороны, "рожденные в СССР" не вспоминали бы свою "тоталитарную" родину с трогательной ностальгией, если бы ей были свойственны только черные стороны, которые так любят подчеркивать сторонники полного либерализма. Для начала, Октябрь дал России дееспособное правительство, в отличие от Февраля. Большевики же оказались способны удержать власть, сохранить последовательность политической линии, обеспечить пусть минимальное, но снабжение городов, которые жили впроголодь, но от голода не умирали, отразить внешнюю угрозу. Октябрьская революция дала стране новую боеспособную армию. Никакими "обманами", "мобилизациями" и "террором" нельзя объяснить тот факт, что за 1918-1920 годы Красная армия победила 15 государств-интервентов и 3 сильные белые армии. Переход на сторону большевиков множества бывших царских офицеров, к примеру, легендарного Алексея Брусилова, подтверждает привлекательность новой армии и нового строя. Огромные изменения принесла революция в культурную жизнь страны, где в начале 20 века было 40% неграмотного населения. Советская система образования долго считалась лучшей в мире. И нет современного человека, который втайне не жалел бы о советской бесплатной медицине.

— Как Вы считаете, Россия хорошо учит уроки истории?

— Тут нет однозначного ответа. Дело в том, что любое общество неоднородно, оно разделено на классы, а у классов есть свои интересы. И как бы ни учили уроки истории, если эти уроки будут в противоречии с насущными классовыми интересами, то все равно ошибки будут повторяться.

— Можно из современности что-нибудь?

— К примеру, сегодняшнюю общественно-политическую ситуацию в нашем крае. История учит: чтобы не довести страну до революционной ситуации, нужно слушать разные слои общества, разные мнения и приходить к компромиссу. Но что мы видим в результате? Компартия предлагает на краевом уровне принять законопроект "О детях войны". Несмотря на то, что проходят митинги и пикеты, выступления в печати, законопроект вносили на рассмотрение три раза, и он не требует больших финансовых вливаний, все равно большинство дружно голосует против.

— Извлекла власть уроки 1917 года?

— Нет, она продолжает политику невнимания к серьезным социальным проблемам. Понятно, что у нас сейчас господствуют определенные классы, их интересы выражает определенная партия и делиться властью она не хочет. С ростом экономических трудностей это все грозит нестабильностью и новой революционной ситуацией. Советская история — это огромный пласт для познания. И Россия для своего дальнейшего развития должна взять самое лучшее, не допуская ошибок, допущенных в ходе строительства социализма, которые и привели к его падению.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia