Политика. 19 ноября 2016, 12:30
Леонид Сунгоркин. Фото: Из личного архива Л. Сунгоркина.
БлогПост AmurMedia

Голодающие аборигены, или почем гектар для народа в Хабаровском крае

Особое мнение руководителя "Объединения по защите культуры, прав и свобод коренных малочисленных народов Приамурья" Леонида Сунгоркина

19 ноября 2016, AmurMedia. Весь этот шум, что у бедных и несчастных коренных народов Хабаровского края были отобраны земли, и теперь, ни много – ни мало, все без исключения аборигены приготовились массово объявить голодовку в знак протеста, выступить против кого-то там и подать в суд на кого-то там, у меня вызвал смех сквозь слезы и глубокое удивление.

Без преувеличения могу сказать, что только в Фэйсбуке у меня в друзьях пять тысяч аборигенов, и ни один из них не решился на массовую голодовку. Так кто и, главное, зачем мутит воду в аборигенном мире?

Тут стоит хорошенько присмотреться к этим личностям. Аэто председатель совета уполномоченных представителей коренных народов при губернаторе Хабаровского края Сергей Сусликов и президент АКМНС Хабаровского края Любовь Одзял и их сотоварищи из Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края.

Пожалуй, стоит отметить, что эти массово голодающие уже отхватили по гектару на себя и на того брата, но их яростное стремление заботиться о себе подобных на этот раз перешло все границы.

Ни один район, где сейчас выдают ДВ гектар и где живут аборигены, не торопится присоединиться к акту протеста. Молчат аборигены Якутии, не слышны голоса умирающих от голода и согнанных со своих земель аборигенов Приморского края, не поступало стонов из Амурской области.

Так что же это было? Что скрывается за "массовой голодовкой"? Скрывается за всем этим очередная попытка отвлечь как коренное население от получения дальневосточного гектара, так и тех, кто живет здесь, в Хабаровском крае, и может в приоритетном порядке получить гектар до тех пор, пока земля не стала доступна всей России.

Простой человек как думает? Если уж там что-то нечисто, и народ массово голодает, то его-то уж точно обманут, разведут и налогами задушат, как только он вступит на собственный гектар. И в подтверждение всех его страшных догадок, он получает очередную порцию информации о том, что в нанайском селе Сикачи-Алян предприимчивый бизнесмен решил забрать последнее счастье у местных аборигенов — народное достояние – петроглифы!

"Ага! – кричит, возмущенный житель Хабаровского края, — бизнес и власть опять ущемляют права коренных малочисленных народов!". А потом выясняется, что это была ошибка. И происходят чудеса. То можно брать эту землю, то нельзя. А сейчас это вообще места традиционного природопользования. Так вот почему решили голодать аборигены! Все-таки отбирают родную землю, не дают жить на родной земле!

Ну как тут брать гектар? Ведь на каждом шагу обман, ложь и коррупция. Вот и не берут. А местные власти вместо того, чтобы подсказывать и помогать народу, убеждать в необходимости получения гектара, как поступают теперь в Якутии, только сидят и смотрят, а, может, и ждут, когда в Хабаровском крае начнется массовая голодовка.

С таким подходом к делу по распределению дальневосточного гектара в Хабаровском крае массовая голодовка может прийти, откуда не ждали, но тогда гектаров уже не будет. Вы спросите меня: "А сам-то получил дальневосточный гектар? Будешь его брать?"

Конечно же, буду. И, как любят шутить дальневосточники, я за любой "кипиш" кроме голодовки. Чтобы расставить все точки над "i", мне и членам нашей общественной организации и общины, пришлось обратиться в Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. И мы сделали вывод: работают братья, однако.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia