Общество. 12 января 2016, 20:15

Спасти госбюджет-2016 можно "уронив" рубль и сократив расходы госкорпораций – ДВ аналитики

По мнению краевых экспертов, кардинальные меры необходимо принимать незамедлительно

12 января 2016, AmurMedia. Продолжающееся снижение мировой цены на нефть вызовет серьезные осложнения при реализации государственного российского бюджета-2016. Между тем, хабаровские экономические аналитики видят выход из сложной ситуации как в сокращении расходов по некоторым "необоснованным" статьям госбюджета, так и в снижении курса рубля, сообщает корр. ИА AmurMedia.

По мнению директора института ДальНИИ рынка Минрегиона России, профессора, доктора экономических наук Вадима Заусаева, "высвободить" недостающие финансовые средства в российском госбюджете вполне возможно, если провести определенную редукцию заработных плат руководителей государственных корпораций.

Вадим  Заусаев
Вадим Заусаев

директор Дальневосточного НИИ рынка, доктор экономических наук, профессор

Автор фото: из личного архива Вадима Заусаева

- Наш госбюджет завязан, будем говорить откровенно, на нефтяную иглу. И при уже происходящем падении, и при дальнейшем, с бюджетом неизбежно возникнут проблемы. И поэтому придется либо включать печатный станок и печатать денежные знаки, либо секвестрировать некоторые статьи бюджета. Ситуация, конечно, некритическая, как говорит президент РФ. Бюджет страны формировался из расчета, насколько мне известно, 50 долларов за баррель. Это среднегодовой показатель. Сегодня цена на нефть30 долларов, а завтра может быть и 60. И дело даже не в дефицитном бюджете, на мой взгляд. Порядок надо наводить, начиная с госкорпораций. Дело в том, что внутренние цены – это не только нефтяная игла. Это цены монополий - и энергетики, и железнодорожники, и тепловики, и водники, наши муниципальные монополисты. Понятно, что получая прибыль, они платят и более высокий налог и дивиденды в госказну, но при этом не стоит забывать и бонусах руководителям таких компаний. Около месяца назад премьер Медведев сказал, что необходимо заставить госкорпорации снижать ежегодно на 2-3 % издержки, потому что они в значительной степени определяют затратность экономики России. Но я думаю, что снижение затрат может и должно быть в гораздо большей степени. Есть в экономике такое понятие, как редукция труда. И если зарплата – это плата за труд, то можно и нужно редуцировать и зарплату. Декларированная зарплата президента РФ – 700 тысяч рублей. При этом, президент несет ответственность за всю страну. Так почему же зарплата руководителя госкорпорации, который несет ответственность лишь за определенное производство либо компанию, в разы больше? Вот если подобная редукция будет проведена и будет работать, высвободится довольно много денег, и нам удастся решить многие проблемы и с дефицитным бюджетом. 

Между тем, заместитель директора по научной работе Институт экономических исследований ДВО РАН Олег Рензин считает, что экономике России необходима конструктивная государственная программа, позволяющая производить планирование расходов, начиная с федерального и заканчивая домохозяйственным уровнем.

Олег Рензин
Олег Рензин

Заместитель директора по научным вопросам ИЭИ ДВО РАН

Автор фото: http://ecrin.ru/

- Даже при дальнейшем падении цены на нефть, нефтяники не станут жить хуже. Даже при самой низкой цене у них довольно большой запас рентабельности. Поэтому с отраслью всё будет в порядке, несмотря на их жалобы и опасения по поводу сворачивания инвестиционных программ. При этом, хочу отметить, что госбюджет РФ – это совсем иное дело. Можно выдвигать различные гипотезы, т.к. условия и обстоятельства могут измениться, но, тем не менее, одно можно сказать точно – прежней вольницы не будет. Тех денег, которые можно было не считать либо вкладывать в различные забавы или не очень обоснованные проекты, уже не будет. Должны быть изменения и в экономической политике, и в экономической практике. Я не гарантирую, что эти изменения придут скоро и быстро, но они должны быть. И бюджетные расчеты, и бюджетные программы, и бизнес, который завязан на государственные программы финансирования – всё это будет и должно работать в новых условиях. Говорить о крахе российской экономики преждевременно, потому что большая экономика не рушится в один момент. Большая политика может. А у большой экономики есть определенный запас прочности и больше степеней свободы, чем то мышление, что это экономику описывает. При этом необходимо помнить, что никаких особых резервов у доходной части бюджета нет, а, следовательно, и никаких скачков в этой плане не ожидается. Спрос населения не может быть поднят, потому что сам по себе жизненный уровень снизился. Поэтому нужно говорить о стагнирующей экономике в сложном состоянии, которое гомеопатическими средствами не исправить. Нужны кардинальные меры. И об этом надо говорить сейчас прямо и открыто. А говорить о том, что трудности временные и всё само собой пройдет – это позиция неправильная и негосударственная. Мне бы не хотелось проводить линейную связь между политической и экономической ситуациями. Это существует в тех странах, где не справляющиеся с экономической ситуацией политики уходят в отставку, как, например в Японии. У нас же это не связанные вещи. И нужны не успокоительные разговоры, а конструктивная программа, которая должна начать работать на государственном уровне, на правительственном уровне, причем с трансляцией на региональные экономические системы и на формирование домохозяйственные бюджеты, на население, понимающее, что его ждет впереди. Время подошло.

При этом, директор Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН Павел Минакир подчеркивает, что потенциальный дефицит госбюджета на 2016 год не только осложнит его реализацию в текущем году, но может негативно сказаться на дальнейшем состоянии российской экономики.

Павел Минакир
Павел Минакир

директор Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН

Автор фото: Из личного архива П. Минакира

- Доходная часть российского бюджета, а точнее – 40 %, складывается именно из нефтяных денег. И путем несложных арифметических подсчетов совсем нетрудно определить, что при удержании среднегодовой цены на нефть на уровне приблизительно около 35 долларов за баррель, образуется дефицит бюджета, причем к уже имеющемуся, не менее 2 трлн рублей. При этом, мягко говоря, роста экономики в России не наблюдается. Источник наполнения бюджета существует только один, и надо говорить самим себе правду. Как бы странно это не прозвучало, но нужно "уронить" рубль еще немного. По скромным расчетам, в течение года доллар должен стоить около 92-95 рублей. Это приведет, в свою очередь, и к дальнейшему разгону инфляции, и к сокращению импортных закупок. И если речь идет о дополняющем импорте, т.е. часть чего-то ввозимого производится в нашей стране, то в этом случае отказ от импорта просто немного осложнит нам жизнь. Но если же мы говорим, о том, что не производится в нашей стране вовсе и по каким-то причинам не может производиться, а только ввозится из-за рубежа, то здесь уже нужно говорить о построении совершенно другой экономики, которая, условно говоря, может и не быть успешной. И вот здесь необходимо правильно расставлять приоритеты – наполнение государственного бюджета, а это самая прямая обязанность государства перед его гражданами, либо выстраивание государственной экономики – стимулирование инвестиций, построение внутреннего рынка в стране и т.п., а это очень долгосрочная и кропотливая работа, которую за один год не сделаешь. И поскольку выбор довольно сложный, надо каким-то образом комбинировать эти приоритеты. И при этом, всё же необходимо более разумно распределять средства в самом госбюджете. Определенные расходные статьи, всё же придется сократить. Например, расходы на госуправление. Или статью финансирования народного хозяйства, расходы на пресловутые госкорпорации, инновационные структуры государства. Ведь расходы, и расходы немалые, по этим статья не всегда оправданы и обоснованы. Не хочу говорить, что надо всё подряд закрывать и сокращать. Во всем надо очень аккуратно и вдумчиво разбираться. И сегодняшняя проблема заключается в том, что разбираться-то нельзя в пожарном порядке, это надо было делать давно, и не допускать никакой кампанейщины. И при этом надо четко осознавать, что ситуация – если еще и не катастрофа, то весьма близка к катастрофической. Если сегодняшние проблемы не решить, то через пять-шесть лет нынешние проблемы покажутся просто детскими, а им на смену придут гораздо более серьезные проблемы, и вот их-то решить будет намного сложнее.